Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

Экологическая доктрина в части атмосферного пользования. Какой ей быть?

Известное определение комиссии Брундтланда 1987 года гласит: «Устойчивое развитие — это развитие, отвечающее нуждам и ожиданиям настоящего поколения и не подвергающее риску способность будущих поколений удовлетворять их собственные нужды».
Если принять расхожее утверждение, что глобальное изменение климата есть результат антропогенных выбросов углекислого газа, подвергающих риску будущие поколения, то при устойчивом развитии техногенные выбросы СО2 не должны превышать возможности его поглощения флорой региона. Это положение следует и из требования сохранения способности природных систем к саморегуляции как необходимого условия существования человеческого общества.
Как известно, Киотский протокол ограничивает участвующие в нем страны выбросами углекислого газа уровнями, сложившимися на их территориях в 1990 г. (см. таблицу). За превышение придется платить штрафы, независимо от утилизации соответствующих антропогенных выбросов растительным миром этих стран. При этом по отношению к России странами Евросоюза и Японией в Киотском протоколе проявляется явная дискриминация: при поглощении растительным миром России 11,2 млрд. тонн углекислого газа в год разрешается выброс только 2,4 млрд. тонн в год, т. е. около 22% от поглощения. А вот в Японии растительный мир поглощает ежегодно 0,4 млрд. тонн углекислого газа, однако выбросы углекислого газа, разрешенные Японии Киотским протоколом, составляют 1,2 млрд. тонн, т. е. 300% от поглощения растительным миром.
Для Бельгии выбросы составляют 870%, Германии — 500%, Дании — 440%, Италии — 340%, Нидерландов — 1500%, Великобритании — 680% по отношению к поглощению углекислого газа территорией страны и считаются Киотским протоколом «нормой»!
Ратификация Россией Киотского протокола в его сегодняшнем виде приведет только в электроэнергетике России к необходимости платить в 2020 году штрафы в сумме 13—29 млрд. евро в год, т. к. разрешенные выбросы будут превышены на 125,7—281,9 млн. тонн углекислого газа.
«Все, что хорошо для «Дженерал моторс», хорошо и для Америки»,— сказал кто-то из американских лидеров. С политической точки зрения атомщики России могли бы быть и заинтересованы в ратификации Киотского протокола, т. к. необходимость снижения выбросов «парникового» углекислого газа при росте ВНП в России потребует замещения мощностей тепловых электростанций и котельных на атомные энергоисточники. Однако, как уже было сказано выше, эта ратификация нанесет России неоправданный экономический ущерб ради экологических да и экономических интересов стран Евросоюза и Японии. При неспособности мирового сообщества пока к такому «революционному», но неизбежному подходу к устойчивому развитию, Россия не имеет оснований ратифицировать Киотский протокол на условиях, отличных от условий его ратификации Индией или КНР.
Разумной альтернативой Киотскому протоколу, использующей его механизмы в части атмосферного природопользования для обеспечения устойчивого развития, может служить введение нормирования промышленного потребления атмосферного кислорода. Апологетами глобального потепления, как результата антропогенного воздействия, признается ведь, что главным парниковым газом является водяной пар. Действительно, парниковый эффект в среднем на 78% порождается парами воды и только на 22% углекислым газом. Также известно, что при сжигании органического топлива атмосферный кислород расходуется не только на образование СО2, но и на образование паров воды. Поглотив даже весь углекислый газ, образующийся при сжигании углеводородного топлива, растения еще не восстановят первоначальное содержание кислорода в атмосфере. То есть даже с позиций сторонников антропогенного происхождения «парникового эффекта» следует квотировать не антропогенные выбросы СО2, а антропогенное потребление атмосферного кислорода.
Страна Обязательства по ограничению или сокращению выбросов (в % от базового года)* Величина антропогенных выбросов в общем поглощении СО2 природными зонами страны (в %)**
Австралия 108 9
Австрия 92 121
Бельгия 92 867
Болгария 92
Венгрия 94 171
Германия 92 500
Греция 92 146
Дания 92 436
Европейское сообщество 92
Ирландия 92 150
Исландия 110 6
Испания 92 79
Италия 92 339
Канада 94 7
Латвия 92
Литва 92
Лихтенштейн 92
Люксембург 92
Монако 92
Нидерланды 92 1510
Новая Зеландия 100 25
Норвегия 101 14
Польша 94 216
Португалия 92 77
РФ 100 23
Румыния 92
Словакия 92
Словения 92
Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии 92 677
США 93 96
Украина 100
Финляндия 92 15
Франция 92 147
Хорватия 95
Чехия+Словакия 92 346
Швейцария 92 215
Швеция 92 13
Эстония 92
Япония 94 372
*Из приложения к Киотскому протоколу
**Результаты расчетов, выполненных по методике В. М. Болдырева
Концепция и стратегия устойчивого развития — это понимание тех границ и пределов, которые общество не должно переходить ради самосохранения. Как известно, впервые условие устойчивого развития любой экономики, располагающей ограниченными запасами природных ресурсов, было сформулировано еще Джоном Хартвиком в 70-х годах прошлого века. В дальнейшем было показано, что оно может быть сформулировано как требование сохранения совокупного капитала общества, который включает в себя наряду с воспроизводимым капиталом (оборудование, здания и т. п.) человеческий капитал (запас знаний и умений) и природный капитал (природные ресурсы и качество окружающей среды по их экономической оценке). Развитие экономики будет устойчивым, если чистые инвестиции в совокупный капитал общества неотрицательны по отношению к его выбытию. Данные, опубликованные Всемирным банком в сентябре 2000 года, свидетельствуют, что в России, например, в 1997 году чистые инвестиции в совокупный капитал были отрицательны.
Во всех регионах мира человеческий капитал составляет львиную долю совокупного капитала. Учитывая, что в ближайшее время Россия едва ли сможет отойти от сырьевой ориентации экономики, задача заключается в том, чтобы наилучшим образом распорядиться доходами от эксплуатации своих недр. Да и не только недр. В настоящее время атмосферным кислородом России безвозмездно пользуются многие страны мира.
Установление жесткого мирового порядка, связывающего торговлю органическим топливом с экологией и, в первую очередь, со способностью потребителя этого топлива обеспечивать требование устойчивого развития, по принципу «техногенное природопользование не должно превышать возможности биоценоза по воспроизводству окружающей среды», сегодня в условиях глобализации мировой экономики является насущной необходимостью. Тем самым с позиций устойчивого развития промышленное потребление атмосферного кислорода на территории страны (региона) не должно превышать возможность растительного мира страны (региона) по воспроизводству атмосферного кислорода в результате фотосинтеза.
Ну а если уже превышает? Развитые страны готовы приобретать квоты (по Киотскому протоколу) по 10—20 долларов за поглощение сверх нормы тонны углекислого газа. При нормировании потребления атмосферного кислорода стоимость приобретения лицензий на потребление атмосферного кислорода составит тем самым 13,8—27,6 доллара за тонну. Кстати, при этом уже будет как бы оплачено право на выброс в атмосферу 1,4 тонны углекислого газа. При установлении таких международных правил, покупка органического горючего должна сопровождаться предъявлением соответствующей лицензии на право покупателя сжигать атмосферный кислород в требуемом объеме или приобретением таковой одновременно с покупкой горючего (нефти, газа, угля). При сегодняшних ценах на мировом рынке, например, на нефть, и указанных выше возможных ценах на квоты на сжигание атмосферного кислорода, общая цена на нефтяное топливо должна увеличиться на 30—60%. По оценке генерального секретаря ОПЕК Рильвану Лукмана, только рост экологических налогов на потребление нефтепродуктов способен нанести странам ОПЕК в течение ближайших 25 лет финансовые потери на сумму 600 млрд. долл. (в среднем — 25 млрд. долл. в год). Но за устойчивое развитие ведь надо платить, а Россия не может вечно оказывать промышленно-развитым странам бесплатные экологические услуги! Растительный мир России ежегодно производит 5,4 млрд. тонн «избыточного» кислорода, реализация которого может дать стране до 70—140 млрд. долл. в год. А наилучший путь распорядиться всеми этими доходами для России, как и для других стран,— это увеличение инвестиций в ее человеческий капитал, что и обеспечит ее устойчивое развитие.
Соответствующий порядок должен быть установлен и в самой Российской Федерации. Экологическая доктрина России в контексте общенациональной стратегии устойчивого развития должна включать в себя стратегию государства в природоохранной деятельности и, в частности, в атмосферном природопользовании при сжигании органического топлива. Собственником производимого в регионе атмосферного кислорода может быть признан субъект Российской Федерации, на территории которого находится юридическое лицо — потребитель атмосферного кислорода. Выдача лицензий на атмосферное природопользование — потребление атмосферного кислорода — должна осуществляться территориальным органом Министерства природных ресурсов в субъекте Российской Федерации. Средства, получаемые при выдаче лицензий, аккумулируются на субсчете. При исчерпании возможностей флоры региона по воспроизводству атмосферного кислорода, за счет средств на указанном выше субсчете природоохранным органом производятся в регионе дополнительные лесонасаждения в необходимом объеме. Или за счет указанных выше средств соответствующие лицензии должны закупаться субъектом Федерации у других субъектов Федерации, обладающих избытком воспроизводства атмосферного кислорода. Эта позиция должна иметь четкую законодательную базу.
Как известно, Всемирная торговая организация разрабатывает стандарты, которым должны удовлетворять товары, чтобы они были допущены на мировой рынок. Сейчас ВТО намечает переход к стандартизации, помимо конечного продукта, еще и технологии его производства. Если кто-то производит даже качественный продукт, но загрязняет окружающую среду, то продать его уже не удастся. По мнению специалистов, как обязательный этот стандарт будет введен лет через десять. Так что самое время навести порядок с атмосферным природопользованием в России!

Уровень выбросов в электроэнергетике России в 1990 году составил 533,0 млн. тонн.
В 2020 году выбросы превысят уровень 1990 г. на 24—53%, или на 125,7—281,9 млн. тонн, и штрафы составят 13—29 млрд. евро.
Сейчас уровень выбросов, рассчитанный по статистическим данным РАО «ЕЭС России» о потреблении топлива, всего на 6,5% ниже, чем в 1990 году. Если производство электроэнергии к 2010 году потребуется увеличить на 40%, то РАО «ЕЭС России» в 2010 году превысит уровень выбросов 1990 года на 30,9% и должно будет платить ежегодно штрафы за это в размере 16—17 млрд. евро.

Виталий Болдырев

,
заслуженный энергетик
Российской Федерации, к. т. н.

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100