Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум


Книга "В трясине псевдорыночных реформ...
Хроники развала экономики России и возможности выхода из кризиса"

Моисей Гельман


Власти душат остатки производства
ради интересов финансовых спекулянтов


       <<<<                                                                             «Правда-5», 2 июня 1998 г.
Очередные потрясения, постигшие недавно российские спекулятивные финансовые рынки, видимо по привычке, вновь названы кризисом. Однако на самом деле мы являемся свидетелями не кризиса на этих рынках, а масштабного выражения недоверия российскому президенту и правительству со стороны коллективного Гобсека – международных финансовых спекулянтов.

Это они, скупая российские государственные облигации, под громадные проценты ссужают деньги правительству РФ, внутренний долг которого только по облигационным ценным бумагам приблизился к 400 млрд. новых рублей, что на несколько десятков миллиардов превышает денежную массу страны. Проценты образуются как разница - дисконт между ценой, по которой облигация приобретается кредитором, и ее более высоким номиналом, в размере которого она гасится (выкупается) правительством.

Каждый новый очередной государственный облигационный заем выпускался на сумму, превышавшую предыдущий. Иначе нечем было бы погашать все предшествовавшие выпуски облигаций. Сейчас для поддержания этой громадной, строившейся несколько лет перевернутой пирамиды заимствований, власти вынуждены расходовать значительные бюджетные средства, так как выручки от размещения последних займов уже не хватает, чтобы расплатиться по прежним долгам. На выплату только процентов по всему госдолгу нынче тратится треть федерального бюджета, а к 2001 году эта доля возрастет до 70 процентов. Между тем, как известно, дела с пополнением казны идут из рук вон плохо. Поэтому, естественно, что кредиторы впадают в панику при малейшем намеке на возможную несостоятельность своего заемщика.

Последние рыночные потрясения были вызваны даже не намеками, а утверждениями о такой ближайшей перспективе правительства РФ. Как известно, глава Центробанка России Сергей Дубинин - о мотивах, побудивших его к этому, можно лишь догадываться - недавно прямо заявил, что если положение с выплатой долгов не изменится к лучшему, то государство в дальнейшем не сможет выполнять свои обязательства по ценным бумагам. Между тем это положение во многом зависит и от самого Дубинина, как одного из апологетов порочной экономической и финансовой политики, проводимой в стране. К слову, нынешний кризис доверия кредиторов российскому правительству привел к тому, что при размещении последнего государственного облигационного займа не досчитались в выручке уже свыше 2 млрд. рублей.

Этой суммы как раз и не хватило для очередных платежей в счет прежних долгов, и ее вновь «позаимствовали» из федерального бюджета. Причем нужных денег не получили не только из-за того, что на рынке востребовались не все облигации, но и вследствие низкой цены, которую дали за них покупатели. Она более чем наполовину оказалась меньше номинала облигаций, и поэтому их доходность (дисконт) превысила 60 процентов. Такая «прибыль» правительственных кредиторов многократно превышает ставки по банковским вкладам. А в ближайшие дни предстоит очередное гашение облигационного долга уже в 7 млрд. рублей.

Казалось бы, катастрофическое финансовое положение, грозящее, в частности, обвальной девальвацией рубля, о чем мы неоднократно писали (см. «Россия стоит на пороге финансового краха» и «Плюньте в глаза и рубль стабилизируется»), должно было наконец заставить власть задуматься над истинными причинами кризиса в стране и принять меры по его устранению. Но вместо этого, как обычно, начались поиски «стрелочников».

Ими оказались «злостные» неплательщики налогов, для борьбы с которыми реанимировали и обновили специальную комиссию с печально известной аббревиатурой ВЧК, и ввели ускоренное банкротство предприятий-должников. Однако, думается, очередная кампания борьбы со следствиями порочной экономической и финансовой политики обернется не просто ее очередным полным провалом, а катастрофой для страны. И вот по каким причинам.

Очевидно, идеологи псевдомонетаризма не понимают, что бюджет и экономика физически образуют сообщающиеся сосуды. Поэтому наполняемость казны зависит от объема денежного оборота в стране, определяющим для которого является производство товаров и их обращение, зависящее, в свою очередь, от платежеспособного спроса. Речь идет о той самой цепочке «товар--деньги--товар», непрерывность и наполняемость которой согласно теории монетаризма требует поддержания баланса товарной и денежной масс с учетом их оборота. При этом размеры налогов не должны препятствовать прибыльной работе предприятий, иначе нечем будет платить в казну.

Однако Гайдар и его последователи развалили товарно-денежное обращение, искусственно ограничив денежную массу размером примерно в 13 процентов по отношению к ВВП, что вдвое, втрое меньше требуемого для сбалансированного товарооборота. Для сравнения: в Германии это соотношение равно 30 процентам. А вот в США оно превышает ВВП, вследствие чего доллар проник во многие страны, а наша страна оказалась его заложником. И вместо своих денег мы почему-то пользуемся чужими, а рублей не хватает.

Но даже при громадной дефицитности рублевой массы три четверти ее крутится на финансовых рынках - валютном, кредитном и фондовом, - и используется для спекуляций. Причем главным клиентом финансовых спекулянтов оказалось само российское правительство, создавшее все условия для наживы своих кредиторов за счет налогоплательщиков и отвлечения для этого большей части денежной массы. А вот годовой денежный оборот в сфере производства не превышает 10 процентов от объема продукции, то есть 90 процентов производимых товаров и услуг попадает потребителям без денег. Происходит это в основном благодаря натуральному обмену - бартеру, составляющему примерно 60-70 процентов оборота продукции, а остальная ее часть просто не оплачивается.

Безденежье вызвало обвальное сворачивание производства, а из общего числа предприятий свыше 60 процентов оказались убыточными. К началу нынешнего года суммарная кредиторская задолженность российских предприятий достигла 1453 трлн. старых рублей, из которых только долги федеральному бюджету составили 103,6 трлн. рублей. Прибыли же они в прошлом году все вместе получили только 82,1 трлн. рублей, но ею, даже будь это одни деньги, а не большей частью зачеты по бартеру, солидарно не расплатиться со всеми бюджетными долгами. К тому же из прибыли необходимо пополнять еще и оборотные средства в размерах, обеспечивающих хотя бы простое воспроизводство. Из чего же собирать налоги в казну, если искусственно создано безденежье, а налогооблагаемая база из-за этого все время сворачивается?

Coвepшeннo очевидно, что ускоренное банкротство задолжавших бюджету предприятий дистрофиков, к которому на прошлой неделе приступила ВЧК для успокоения кредиторов правительства, приведет при нынешнем дисбалансе товарно-денежного обращения к дальнейшему сворачиванию и разрушению производственной сферы. По сути дела, мы стоим на пороге нового передела собственности, владельцы которой частично или полностью не платят налоги «живыми» деньгами. Но где их взять, если, как отмечалось, 90 процентов производимых товаров и услуг ими не «отоварены»? Выжать из бартера? Естественно, что где-то воруют. Но объем только промышленной продукции составил в прошлом году 1576 трлн. рублей, или 59 процентов ВВП. Неужто почти все эти деньги прикарманили?

Хотелось бы обратить внимание на нереальность запланированного в прошлом году налогообложения производственной сферы: 13 процентов по отношению к ВВП, что равнялось денежной массе страны. Между тем произведенные товары были обеспечены денежным оборотом, составившим всего 6 процентов по отношению к ВВП, из которого, в лучшем случае, только половина могла попасть в бюджет. А собрали с них налогов 7,5 процента по отношению к ВВП. Конечно же, часть налогов получили путем взаимозачетов с бюджетом. Но больше из-за безденежья в основном доходном сегменте - производственном, составляющем 75% сегодняшней налогооблагаемой базы, «живыми» деньгами, не увеличив их сумму в обороте, получить невозможно в принципе.

По всей видимости, в правительстве столь простую арифметику счета подзабыли. Поэтому сняли руководителя Госналогслужбы и решили наобум (критерии неизвестны) банкротить должников поневоле в поисках лучших собственников. Однако, если имущество должников пустят с молотка, это отнюдь не означает, что его купят: оборудование большей частью повсеместно устарело, да и денежных покупателей маловато.

К тому же во время процедуры банкротства неизбежно нарушится управление производством предприятия - банкрота, что приведет к его частичному или полному сворачиванию. Тем самым нарушатся поставки продукции, как поставщиками ресурсов данного предприятия, так и его потребителям. Ведь экономика подобно природной многоэтажной биосистеме является разветвленным и громадным кооперационным сообществом. Исчезновение одной ее ниши, где обитает какой-нибудь вид (подвид), неизбежно ведет к деградации или гибели связанных с ним других особей.

Это уже произошло во время «реформы» со многими отраслями и предприятиями. Особенно пострадали производства, основанные на технологиях высокого уровня с разветвленной сетью кооперации. Поэтому намечаемые банкротства одних предприятий неизбежно приведут к обвальному увеличению убыточности или закрытию множества связанных с ними поставщиков и потребителей, а, следовательно, к дополнительному росту неплатежей налогов.

Если допустить, что кто-то все же купит выставленное на торги предприятие, заплатив его долги, то вряд ли в нынешних экономических условиях новый собственник окажется эффективнее прежнего и сможет отказаться от бартера. Однако при этом не исключено, что предприятие за бесценок приобретут для устранения его как чьего-то конкурента. Подобное также уже случалось и не один раз.

Таким образом, «новая экономическая политика», которую бездумно начали проводить руками ВЧК при Президенте РФ, разрушит хрупкий натуральный товарообмен, сложившийся благодаря усилиям многих «красных» директоров, сохранивших тем часть отечественного товарного производства. Уже первые банкротства спровоцируют обвальное по кооперационным цепочкам прекращение бартера. А так как ему на смену денег не ожидается, то увеличение убыточности и закрытие одних предприятий приведет к развалу множества других, взаимодействующих с ними, а тем самым к сокращению нынешних налоговых платежей. То есть локальное банкротство одних явится детонатором для обвального краха многих других, связанных с ними товаропроизводителей.

Следует подчеркнуть, нечто подобное произошло в прошлом году в РАО «ЕЭС России», когда его бывший управляющий вынудил региональные энергосистемы увеличить оплату «живыми» деньгами услуг «материнской» компании по передаче электроэнергии. Оплату увеличили, разрушив многие бартерные цепочки, по которым в обмен на электроэнергию энергосистемы прежде получали топливо и оборудование. В результате во многих местах плохо подготовились к зиме, из-за чего произошли крупные аварийные отключения энергопотребителей.

Ускоренное банкротство предприятий будут осуществлять в соответствии с недавним правительственным постановлением через арбитражные суды. Но имущество кандидатов в банкроты почему-то может быть арестовано налоговой полицией еще до соответствующего судебного решения. Такое право ей дано одним из последних президентских указов. Однако подобные действия противоречат федеральному законодательству, согласно которому отчуждать имущество возможно только по решению суда.

Следует также заметить, многие предприятия задолжали бюджету потому, что они не получают прямо или косвенно причитающиеся им бюджетные деньги. Так, например, в неплатежах энергетикам за электроэнергию и тепло доля государства (без регионов) составляет примерно третью часть. Между тем РАО «ЕЭС России», как и прочие естественные монополии, значится в злостных неплательщиках налогов. Поэтому не исключено, что с началом банкротств ВЧК и налоговая полиция будут втянуты в длительные многочисленные судебные тяжбы из-за нарушений при этом действующего законодательства, в том числе неисполнения бюджета правительством и региональными администрациями.

Таким образом, вместо коренного изменения экономической и финансовой политики Президент и правительство РФ решили пойти на новый передел собственности, грозящий банкротством всей страны и массовыми социальными потрясениями. Хотя совершенно очевидно, что по высохшему морю корабли не поплывут, сколько ни меняй их владельцев и капитанов.

Для вывода страны из экономического кризиса необходимо в первую очередь вернуть деньги в породившее их товарное производство и нормализовать товарно-денежное обращение, в том числе за счет возведения преград на путях финансовых спекуляций. О том, как это сделать, пойдет речь в следующей статье - «Как вместо лагерной зоны создать рынок».



Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100