Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум


Книга "В трясине псевдорыночных реформ...
Хроники развала экономики России и возможности выхода из кризиса"

Моисей Гельман


И вот прискакал фельдъегерь…
Как Чубайс, Кох и Немцов разваливали «Роснефть»


<<<

                       Изгнание управляющих компании
                                                                                        «Деловой мир», 6 мая 1997 г.
В последнюю апрельскую субботу (1997 г.) в один из домов, что на Софийской набережной в Москве, где размещается руководство акционерного общества «Нефтяная компания «Роснефть», примчался фельдъегерь с правительственным пакетом. Вскрыв его, оказавшиеся на своих местах члены правления компании были шокированы. В пакете лежало подписанное Виктором Черномырдиным постановление правительства РФ, которым президент и председатель совета директоров «Роснефти» Александр Путилов освобождался от своих должностей, а на его место назначался человек со стороны, бывший министр промышленности Юрий Беспалов. Безусловно, достойный и квалифицированный специалист, но в несколько иной области - химии полимеров. Однако речь сейчас не о тех или иных личностях, а о негативных последствиях порочной кадровой чехарды, приводящей к дальнейшему оскоплению управления экономикой вообще и промышленностью, в частности.

Как правило, увольняемые по высочайшему повелению крупные чиновники, сбрасываемые с государственного олимпа, узнавали о том, что им надо подаваться на биржу труда, из сообщений средств массовой информации. Тем самым во многих случаях - об этике говорить не приходится - нарушалось трудовое законодательство, запрещающее увольнение без предварительного за два месяца официального оповещения об этом не пришедшихся ко двору. Но впервые от должности внезапно отстранили хозяйственного руководителя крупной, остающейся пока в государственной собственности компании. По словам одного из членов ее правления, А. Путилов не меньше своих коллег был поражен случившимся. Думается, этот блин окажется комом не столько на стезе пренебрежения действующим законодательством, сколько в сфере экономической, что чревато серьезными негативными последствиями и для самого правительства. Однако все по порядку.

В конце сентября 1995 г. правительство РФ своим решением преобразовало государственное предприятие «Роснефть» в акционерное общество. Этим же документом утверждался устав нового общества, назначался его президентом и председателем совета директоров Александр Путилов, а также первоначальный состав совета. После государственной регистрации в Мocковской регистрационной палате новорожденное дитя правительства обрело статус взрослого юридического лица и зажило самостоятельной согласно уставу АО и действующему законодательству жизнью. Отныне родитель как владелец контрольного пакета акций мог воздействовать на свое чадо лишь через своих представителей в совете директоров. Естественно, в дозволенных рамках и никак иначе. Таково мудрое отечественное право. Но гладко оказалось лишь на бумаге.

С юридическим становлением «Роснефти» ее совет директоров, как и положено по уставу,
утвердил, т. е. по существу назначил, А. Путилова своим председателем и заключил с ним контракт как с президентом компании. Иначе говоря, «Роснефть» стала его работодателем, и там же хранится его трудовая книжка. Запомним это.

Александр Путилов и нынешний совет директоров согласно уставу должны проработать до первого собрания акционеров, которое состоится после приватизации компании.
А дальше – кого решит назначить собрание. Так по уставу. Но акционеров, кроме государства, в руках которого на три года должен быть закреплен контрольный, в 51%, пакет акций, пока нет. Как нет еще и самих акций. Не выпустили. Дело в том, что Госкомимуществу тем же правительственным постановлением, каким учреждалось АО «Роснефть», т. е. еще более 1,5 лет тому назад, предписывалось «утвердить сводный план приватизации компании» с предоставлением льгот трудовому коллективу, предусмотренных законодательством».

Как рассказали в «Роснефти», компания подготовила несколько вариантов плана приватизации, но все они отклонялись. По слухам, последний вариант ГКИ утвердило примерно 1,5 месяца тому назад, но до «Роснефти» он не доведен. Почему? Может быть, задержка связана с готовившейся заменой ее руководителя?

В постановлении правительства говорится, что Александр Путилов освобожден от своих обязанностей «по его просьбе в связи с переходом на другую работу». Действительно, не хочет человек работать, написал заявление, и его увольняют. Но ведь речь идет об увольнении хозяйственного руководителя, с кем во многом связана вся деятельность компании, в том числе и выполнение подписанных им кредитных договоров. Мог ли он уйти, не предупредив заключивший с ним контракт совет директоров? И здесь начинается самое таинственное во всей этой истории.

Так как работодателем А. Путилова является «Роснефть» в лице совета директоров, то и заявление об освобождении от занимаемой должности он должен был написать в этот совет. А уволить его, видимо, могли лишь при выполнении определенных условий, связанных с его обязательствами перед компанией. Однако, как заявили ее руководители на пресс-конференции, никакого заявления в «Роснефть» от А. Путилова не поступало. Вполне возможно, что передал он его в правительство на имя самого Виктора Степановича, рискуя предстать тем самым в глазах доверившихся ему членов совета директоров далеко не с лучшей стороны. Во всяком случае, для оформления увольнения и расчета заявление А. Путилова должно было все равно обязательно попасть, хоть и кружным путем, в «Роснефть», то есть по месту его работы. Причем, чтобы исключить кривотолки, видимо, с тем же фельдъегерем, который привез правительственное постановление.

Увы, не переслали. Может быть, его и не было? Но без заявления Александра Путилова уволить его из «Роснефти» нельзя. По закону не положено. Между тем в упомянутом постановлении содержится одно весьма странное предписание, которым незаконно вносятся серьезные изменения в устав «Роснефти». Согласно зарегистрированному уставу президент и председатель совета директоров назначаются правительством лишь однажды, при учреждении АО, что уже было сделано. Но сейчас правительство пожелало, о чем записано в постановлении, такие назначения и освобождения от должностей делать без ограничений и впредь до тех пор, пока не пройдет первое собрание акционеров.

Спрашивается, если А. Путилов на самом деле не хочет больше работать в «Роснефти» и добровольно отказывается от своих должностей, то что мешает правительству без всякого постановления порекомендовать совету директоров нового претендента на его место, которого и утвердят законным путем по действующему уставу? Изменения же устава - прерогатива исключительно общего собрания акционеров, а между собраниями - совета директоров. И вносимые в устав изменения должны бьггь обязательно зарегистрированы в упомянутой выше палате. Лишь тогда они обретают законный характер. Поэтому постановление правительства о смене руководителя «Роснефти» в принципе неправомочно. К тому же оно и нелогично.

Если человек хочет уволиться, почему для назначения его преемника вместо законной процедуры на заседании совета директоров необходимо менять устав и дать правительству исключительное право смены руководителей компании? Или Юрий Беспалов - фигура временная, промежуточная? А может быть заинтересованные в такой кадровой чехарде не уверены, что их игры поддержит совет директоров, в который входят не только представители правительства, но и представители регионов и акционерных предприятий «Роснефти»?

Все это, учитывая келейность принятия постановления, также выглядит весьма странным. Ведь по существу речь идет не о постановлении правительства, а о решении трех его членов: самого Виктора Степановича, а также завизировавших проект документа первого вице-премьера Анатолия Чубайса и вице-премьера Альфреда Коха. Кстати, датировано постановление 23 апреля, а заседание правительства проходило спустя два дня - 25 апреля. Однако о «Роснефти» на нем и не упоминалось. Кроме того, о гoтoвящемся постановлении не известили даже Минтопэнерго.

Подобная секретность также представляется весьма странной. Видимо, инициаторы такого решения преследовали вполне определенные цели, связанные с предстоящей приватизацией компании, и во главе ее им нужны свои люди. Недаром Госкомимущество, возглавляемое Альфредом Кохом, столь долго блокирует план приватизации этой компании, весьма лакомого куска для многих финансовых структур. Поэтому Виктора Степановича и «подставили», толкнув на незаконную акцию. А о лукавстве и авантюризме замыслов ее инициаторов свидетельствует еще одно немаловажное обстоятельство.

Для снятия руководителя с должности необходимы весьма серьезные основания. К примеру, развал работы. Но за трудовые заслуги 45-летнего Александра Путилова месяц тому назад, в марте 1997 г., по представлению того же российского правительства наградили орденом. «Роснефть» - одна из трех нефтяных компаний (их в стране 19), увеличивших в прошлом году добычу нефти. «Роснефть» рентабельна: на 3,3 трлн. рублей товарной продукции прибыль в прошлом году составила 1,3 трлн. рублей, а налогов выплачено... 1 трлн. рублей. Компания почти полностью рассчиталась с бюджетами. То есть речь идет о вполне благополучном по нынешним меркам предприятии. Точнее, о корпорации из 34 акционерных предприятий, на которых работают 70 тысяч человек. Притом, что инвестиции в стране все время сокращаются, в «Роснефти» они растут: с 2 трлн. в 1995 г. до 2,67 трлн. рублей в прошлом году. Большую их часть составляют заемные средства. И в этой связи необходимо сказать о главном, ради чего написана статья. Ведь к беззаконию нам не привыкать.

Дело в том, что «Роснефтью» создан прецедент в экономических отношениях. Впервые в России товаропроизводитель в лице своего руководства получил на три года иностранный кредит без каких-либо гарантий со стороны российского правительства или собственных залоговых обязательств. То есть просто под консолидированное честное слово. И кредитор, который доверяет только давшему это слово, записал в контракте примерно такое условие: контракт будет расторгнут в случае изменений в руководстве компании «Роснефть».

Об этом поведал ее первый вице-президент Райр Симонян. А сумма контракта ни много, ни мало 500 млн. долларов, которые предназначены для финансирования нескольких крупных проектов, имеющих стратегическое значение для нашей страны. В их числе проект «Сахалин-1» по освоению нефтегазоносного сахалинского шельфа, а также строительство экспортного нефтепровода от Тенгизского месторождения в Казахстане до Новороссийска, акционером которого является правительство России. Ведутся переговоры о еще нескольких кредитах под честное слово.

Внезапное увольнение Александра Путилова чревато не просто прекращением финансирования упомянутых проектов и возможным развалом управления компанией - ее менеджеры на пресс-конференции заявили, что они пришли в «Роснефть» командой. Все это как-то поправимо, хотя казна и лишится немалых доходов. Опасно другое. Правительственное постановление делает несостоятельными зачатки доверия к нашим деловым людям, к их честному слову со стороны иностранных инвесторов, которое не купить ни за какие деньги. Этим шагом, какими бы ни были побудительные мотивы, в очередной раз продемонстрировано пренебрежение не только честью и интересами отечественных товаропроизводителей, но и интересами страны.

Обеспокоенное столь возможными катастрофическими последствиями руководство "Роснефти" обратилось к первому вице-премьеру и новому министру топлива и энергетики Борису Немцову с просьбой разъяснить причины такого пренебрежительного отношения к обязательствам компании. Однако никакого разъяснения не последовало. Но 7 мая состоялось заседание совета директоров "Роснефти", и на нем Б. Немцов обнародовал другое постановление правительства, которым отменялось предыдущее увольнение А. Путилова, и он "назначался" председателем совета директоров компании, а Ю. Беспалов становился ее президентом.

Оба упомянутых постановления поражают своей немотивированностью, правовой безграмотностью и правовым нигилизмом. Но во втором из них любопытен один характерный штрих, по которому можно судить, кем готовились проекты документов. Так как вторым постановлением отменялось увольнение А. Путилова "по его просьбе, в связи с переходом на другую работу", то, очевидно, его нужно было не "назначать" (как сказано в постановлении) на должность председателя совета директоров, в которой он и так пребывал, а лишь освободить от президентства.

Подобную ошибку, что совершенно не характерно для аппарата правительства, мог совершить лишь неграмотный чиновник. Очевидно, им оказался один из новоиспеченных волонтеров, пришедших в Белый дом с новыми первыми вице-премьерами Чубайсом и Немцовым, под президентскую сурдинку омоложения кадров. И, судя по общей правовой несостоятельности постановлений, упомянутая ошибка может свидетельствовать, что их авторы не из когорты асов. Иначе, выполняя чье-то поручение внедрить в руководство компании своих людей, А. Путилова сразу бы сохранили в ритуальной должности председателя совета директоров в качестве "фигового листка" для поддержания условия контракта об иностранном кредите. Причем опытные аппаратчики предварительно согласовали бы изменения в руководстве компании с ее кредитором. А так все оказалось построенным исключительно на обмане, подтвержденном вторым постановлением, где ни слова не сказано об изменении намерений А.Путилова.

Больше того. На пресс-конференции, состоявшейся после заседания совета директоров, А. Путилов заявил, что ни о какой мотивации его увольнения ему неизвестно. В переводе с дипломатического языка на житейский это означает, что никакого желания уйти из "Роснефти" "в связи с переходом на другую работу" он не высказывал и заявление об этом не писал. Поэтому первоначальный обман, прозвучавший в постановлении правительства, вряд ли останется незамеченным иностранными партнерами "Роснефти".
Думается, их не успокоят и заверения Б. Немцова. Выступая на встрече с зарубежными банкирами и представителями компаний, сотрудничающих с "Роснефтью", он заявил, что все заключенные ею соглашения, несмотря на изменения в руководстве "Роснефти", будут безукоснительно выполняться. Но если премьер нарушил закон, что стоят слова его первого заместителя?

Уверения Бориса Немцова о гарантиях выполнения договоренностей «Роснефти» - это слова, а не условия контракта. Чтобы инвесторы "Роснефти" поверили заверениям Немцова, Виктор Степанович, думается, должен публично отмежеваться ото лжи, под которой он подписался, и наказать тех, кто его "подставил". В противном случае будут уничтожены первые ростки доверия к честному слову отечественных товаропроизводителей, которое не купить ни за какие деньги. Ведь этими постановлениями, какими бы ни были побудительные мотивы, продемонстрировано не только пренебрежение честью и интересами отечественного товаропроизводителя, но и интересами страны. А если ими не дорожит правительство, то чего ожидать от западных партнеров?

P. S. Попытки Чубайса, Коха и Немцова установить контроль над «Роснефтью» путем ее незаконной приватизации завершились в дефолт ее крахом. Компания начала восстанавливаться лишь в начале 2000-х. О провале приватизации компании в 1998 г. рассказано ниже.


                 Приватизация «Роснефти»: беззаконие продолжается

                                                                                      «Деловой мир», 24 марта 1998 г.
Как известно, все проходившие до сегодняшнего дня распродажи федеральной собственности завершались скандалами. Речь идет не только о предприятиях, оказавшихся в искусственно созданном для них положении «вне игры». Каждый так называемый коммерческий конкурс-аукцион акций проводился с большими нарушениями действующего законодательства, что в итоге нанесло немалый ущерб государственным интересам. Вспомним, как продавались акции «Связьинвеста», «Сибнефти», «Тюменской нефтяной компании»... Но по вскрытым Счетной палатой РФ фактам беззакония меры пока так и не приняты.

Надежды на то, что в рамках приличий приватизируют хотя бы остатки госсобственности, появились 2 августа прошлого, 1996, года с вступлением в силу закона о приватизации, согласно которому отдавать распоряжения о продаже государственного имущества, устанавливать его цену, размер продаваемого пакета акций и прочие продажные атрибуты без согласия парламента нельзя. И для получения такого разрешения правительство представило в Государственную думу список предприятий, находящихся в федеральной собственности, подлежащих приватизации в этом году. В нем значится и компания «Роснефть».

Перечень этот до сих пор не утвержден, то есть не имеет законной силы. Тем не менее, на прошлой неделе, 19 марта, появилось правительственное распоряжение № 360-р о конкурсной продаже единым пакетом 75 процентов плюс одной акций «Роснефти» по начальной цене почти в 12,8 млрд. «новых» рублей.

Определяли стартовую цену на конкурсной основе. Конкурс выиграла одна иностранная фирма, предложившая свои услуги всего за... 600 тысяч долларов. Отвели на такое оценивание лишь две недели, хотя, по мнению специалистов, подобная работа занимает до трех-четырех месяцев. К слову, из-за невыполнимых стахановских условий многие потенциальные участники отказались от участия в конкурсе. Насколько в столь рекордные сроки удалось победителю достоверно оценить все активы «Роснефти», включая ее извлекаемые запасы углеводородного сырья и перспективный потенциал, тоже стоящий немалых денег, видимо, можно будет узнать после проверки Счетной палаты РФ.

Чтобы предотвратить очередные грядущие нарушения интересов государства, руководство Счетной палаты обратилось к Президенту РФ с письмом. В нем предлагается провести контрольную экспертизу установленной начальной цены пакета акций «Роснефти» и приватизировать ее таким образом, чтобы уменьшить возможные негативные последствия. Ведь компания участвует в нескольких крупных, значимых для страны международных проектах, а новые хозяева, получив всю полноту власти, могут отказаться выполнять обязательства прежнего руководства и тем сорвать или задержать намеченные инвестиции.

Речь идет о проектах, связанных с добычей и транспортировкой нефти, таких как «Сахалин-1», «Северные территории», строительство Балтийского и Каспийского трубопроводов, и других, в выполнении которых участвуют также российское правительство и соответствующие регионы страны. С их завершением бюджеты получат новые значительные источники доходов.

Однако потеря государственного контроля над «Роснефтью» делает подобную перспективу сомнительной. Кроме того, сегодня отсутствуют стратегические инвесторы, способные в одиночку купить предлагаемый пакет акций «Роснефти», и поэтому желающие обладать им объединяются с привлечением западного капитала. Уже известны три такие группировки, состоящие из нескольких избранных компаний и банков.

По мнению начальника сводно-аналитической инспекции Счетной палаты Сергея Буркова, внутри каждой группировки не исключен сговор о последующем разделении приобретаемого вскладчину пакета акций. Следует отметить: продажей единого дорогого пакета искусственно ограничивается как количество покупателей, так и конкуренция между ними, что неизбежно приведет к уменьшению выручки. Поэтому целесообразной представляется продажа акций «Роснефти» несколькими, более мелкими пакетами, что позволит увеличить их продажную суммарную цену. А контрольный пакет акций необходимо оставить в руках государства, сохранив тем самым возможность получения в будущем новых доходов в казну за счет реализации проектов, в которых участвует «Роснефть».

Наряду с контрольной проверкой стартовой цены, назначенной за пакет акций компании, думается, необходимо проанализировать и саму методологию определения этой цены, то есть выяснить насколько используемый инструмент полно и достоверно позволяет решать поставленную задачу, в том числе, как учитывается срок окупаемости приобретаемой «Роснефти». Ведь предыдущие проверки продажи тех же «Тюменской нефтяной компании» и «Сибнефти» показали, что среди прочего продавцы проигнорировали и этот фактор, чем нанесли немалый ущерб стране.

Сделано так преднамеренно или токмо по глупости, - значения не имеет. Кроме того, необходимо более точно определить извлекаемые запасы нефти компании, что потребует дополнительных геологических изысканий, в том числе бурения скважин по контурам месторождений. За две недели такое немыслимо. По предварительным оценкам, запасы нефти компании близки к 1,2 млрд. тонн, а добывается ее сейчас примерно 3 млн. тонн в год, что далеко не предел. На большее нужны дополнительные инвестиции.

Видимо, достоверно не известен и размер уставного капитала «Роснефти». Распоряжением правительства он почему-то установлен в сумме чуть более 90 млрд. неденоминированных рублей, хотя таковым являлся лишь в 1995 году. В декабре же 1997 года после индексации и переоценки основных фондов уставный капитал компании утвержден ее советом директоров в размере 4,87 трлн. «старых» рублей. Следует подчеркнуть, что при этом не переоценивались основные фонды дочерних предприятий компании, чьи контрольные пакеты акций принадлежат самой «Роснефти».

Если ее новые хозяева получат полную власть, то тем самым за бесценок они смогут завладеть и имуществом опекаемых ими «дочек». Для этого достаточно посадить в советы директоров дочерних предприятий своих людей, которые согласятся на выпуск новых, единых акций. Подобное уже бывало, и не один раз. Например, в той же компании «ЛУКойл».

В «Роснефть» входят шесть нефтедобывающих предприятий, в том числе такие крупные, как «Пурнефтегаз» и «Сахалинморнефтегаз», а также три нефтеперерабатывающих завода и 17 снабженческо-сбытовых компаний. Потому будущему ее владельцу найдется чем поживиться «на десерт». Впрочем, как и «на закуску», если сохранится, видимо, умышленно заниженный предпродажный уставный капитал. Так как предприятия «Роснефти» находятся во многих регионах страны, то успех или неуспех приватизации этой компании повлияет на хозяйственные и финансовые интересы многих субъектов Российской Федерации.

И еще об одном факторе - времени продажи акций. Выбрано оно неудачно. Во-первых, из-за неопределенности перспектив с налогообложением (когда примут Налоговый кодекс - неизвестно) для инвесторов велик сегодня экономический риск. А, во-вторых, цена на нефть в последние месяцы падает, и она оказалась рекордно низкой за последние 9 лет. Естественно, на аукционной цене акций «Роснефти» скажется и курсовая стоимость акций ее дочерних предприятий, упавшая почти вдвое за последние полгода. Причем это падение примерно на треть превышает снижение котировок акций сопоставимых российских компаний.

Причина такого падения кроется в том числе в развале правительством руководства «Роснефти», ухудшении из-за этого ее рентабельности, а следовательно, привлекательности - при нынешних руководителях утеряна и немалая доля участия компании в нескольких проектах. Возможно, кто-то был в этом весьма заинтересован. Делается подобное, конечно же, для становления «народного капитализма».

Идеологи реформ сначала сами задушили его в зародыше «ваучерной» приватизацией, а теперь закапывают неродившегося младенца приватизацией «по блату», в частности, позволяя лоббируемым ими банкам использовать для этого значительные бюджетные средства и организуя персональные «конкурсы» с существенным занижением цены продаваемой государственной собственности. Сейчас, похоже, отрабатывается новая тактика для «своих», автором которой, видимо, является Борис Немцов.

По мнению некоторых специалистов, стартовая цена «Роснефти» в сравнении с ее сегодняшними рыночными мерками завышена примерно на треть. Сделано это было Мингосимуществом, увеличившим цену услуг фирмы-оценщика (тогда непонятно, за что ей заплатили 600 тысяч долларов). Причем увеличившим, думается, умышленно, чтобы задержать продажу акций.

В задержке, и как можно более длительной, чему может поспособствовать и невыгодная сейчас конъюнктура на нефтяном рынке, заинтересованы определенные лица, использующие нынче с немалой для себя выгодой финансовые и нефтяные потоки компании. Не исключено, что подобным образом накапливается требуемая сумма для приобретения «Роснефти»,и, вероятно, через какое-то время мы узнаем имя «победившего» на «конкурсе» нового ее владельца.

В своем письме 27 февраля с. г. председателю правительства РФ Виктору Черномырдину Генеральный прокурор России Юрий Скуратов предлагал определение начальной цены продажи акций «Роснефти» поручить Счетной палате. По его мнению, «определение начальной цены авторитетной государственной структурой исключит субъективный фактор возможного сговора представителей аппарата Мингосимущества и Российского фонда федерального имущества с коммерческими структурами, претендующими на покупку акций указанной компании». А письмо было озаглавлено довольно недвусмысленно: «О мерах по предупреждению злоупотреблений должностных лиц Мингосимущества России и РФФИ при подготовке и организации конкурса по продаже государственного пакета акций «Нефтяная компания «Роснефть».

Увы, к мнению Генерального прокурора не прислушались. По всей видимости, чиновники от приватизации остаются пока выше закона. 
                                                              Продолжение следует



Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100