Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум


Книга "В трясине псевдорыночных реформ...
Хроники развала экономики России и возможности выхода из кризиса"

Моисей Гельман


По болотистому пути Гайдара…


<<< начало  раздела 

Исходя из своей модели регулирования воспроизводственных процессов – «голод – не тетка», борцы с «проклятым» прошлым во главе с Гайдаром утверждали, что чем меньше денег, тем якобы быстрее они крутятся. Мол, тогда возникнет острая необходимость, к примеру, молочное стадо коров выращивать за один или два месяца вместо обычных нескольких лет, трактора собирать за минуты, зерно выращивать даже зимой в снегу и собирать несколько урожаев в год, и т. д. Следовательно, меньше будет и инфляция, стояли на своем борцы, не поясняя, о какой инфляции идёт речь - ценовой, денежной или затрат на производство, и почему она должна будет при этом снижаться.

Поэтому реформаторы директивно привязали допустимый размер эмиссии рублёвой массы не к товарной массе, чтобы сполна обеспечивалось ее приобретение покупателями в обороте, а на старый манер - к золотовалютному резерву, который в 1992 г. был мизерным. Поэтому рублей по установленному среднепотолочному курсу конвертации выпускали примерно 10% по отношению к ВВП, хотя минимально необходимо 70%.

В результате искусственно созданного денежного дефицита свернулось товарное производство, и налоги в казну почти не поступали. Но даже когда денежная масса несколько возросла, последователи Гайдара продолжали проводить начертанную им порочную политику, ввергнувшую страну в перманентный финансовый кризис, и порождающий время от времени кризис экономический. Подробно все это рассмотрено в статье «Очередной экономический кризис в России – порождение ее хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм?» (разд. 3).

Российскому правительству, в результате проводимой им финансовой политики погрязшему в долгах, в 1996 г. МВФ пообещал выдать кредит, но при выполнении определённых условий. Речь шла, в частности, о замене экспортных пошлин на нефть и газ акцизами, что нанесло громадный ущерб стране (см. в разд. 1 «МВФ в роли ЦК КПСС»). Но главное, на что был нацелен кредит – развалить электроснабжение страны.

Потеря предприятиями своего общего «электроцеха» должна была окончательно угробить обрабатывающие отрасли экономики и окончательно превратить страну в сырьевой придаток Запада. Подробности подготовки этой акции описаны в статье «Троянский конь для России».  Для исполнения задуманного в Нижнем Новгороде подготовили специальный десант во главе с Борисом Немцовым, который высадился в Москве в начале 1997 г.

Десант несколько лет готовила командированная в Нижний Новгород гражданка США Гретчен Уилсон. Она официально числилась сотрудницей одного из подразделений Всемирного банка, а по некоторым сведениям была сотрудницей ЦРУ. Надо полагать, для прикрытия, ею был приобретён Балахнинский бумажный комбинат «Волга», который она разорила, видимо, в чьих-то интересах. Замечу, что в те годы в интересах западных конкурентов угробили многие отечественные предприятия, в том числе, выпускавшие качественную бумагу, в частности, Выборгский ЦБК (см. в разд. 1 «Сталинградская битва в Ленинградской области»).

Ряд «десантников» прошёл стажировку в США. Немцов был назначен министром топлива и энергетики и одним из двух первых вице-премьеров, другим первым вице-премьером назначили Чубайса. О некоторых их акциях, как отмечалось, повествует раздел 1 книги. Немцов, в частности, пытаясь подвести под приватизацию интересовавшую его «Роснефть», обезглавил её руководство, надолго нарушив эффективную деятельность этой, остававшейся ещё государственной, компании (см. статьи в разд. 1).

В июне 1997 г. Немцову удалось поставить во главе РАО «ЕЭС» ещё одного нижегородского «десантника» – Бориса Бревнова, человека весьма далёкого от электроэнергетики. А вскоре в Минтопэнерго появилась группа молодых «менеджеров» из США, посланцев Всемирного банка, которые, получив доступ ко всем документам, в том числе, секретным, за несколько месяцев на деньги этой финансовой организации состряпали концепцию «реформы» РАО «ЕЭС» (см. «Троянский конь для России»). Именно этой концепцией и руководствовался впоследствии Анатолий Чубайс, разваливая единую энергосистему страны.

Бревнову сделать это не удалось. В течение нескольких месяцев после своего назначения он потратил на собственные нужды значительную сумму денег. Происшедшее было опубликовано в середине декабря 1997 г. в статье раздела 2 «Драма «День энергетика» в Большом театре». Статья обсуждалась на пленарном заседании Госдумы и депутаты поручили Счётной палате РФ разобраться в этом деле (подробности см. в статье «Почему пёс Бревнова смог полететь на президентском самолёте?».).
Было возбуждено уголовное дело, деньги Бревнову позволили возвратить, после чего он уехал в США, где свой опыт применил в печально известной американской компании «Энрон», устроившей в 2005 г. энергетическую катастрофу в Соединённых Штатах и Канаде.

Не оправдавшего надежд Бревнова заменили Анатолием Чубайсом, который до этого пребывал первым вице-премьером и подготовил все условия для дефолта 1998 года. Чубайсу за 10 лет удалось довести проплаченный Всемирным банком замысел до заказанного результата – развала организационного и технологического единства ЕЭС. Поэтому в ближайшие годы можно ожидать серьёзных сбоев в электро- и теплоснабжении потребителей. О том, как всё это происходило и опасных последствиях свершённого, подробно рассказано в разделе 2.

Чтобы придать легитимный характер своим действиям, Чубайсу удалось в 2001 г. добиться принятия правительственного постановления о реформе электроэнергетики, а в 2004 г. – соответствующего закона «Об электроэнергетике». Этот акт нарушал ряд других федеральных законов, а также многие положения Конституции страны, о чём впервые подробно было рассказано в статье «Антигосударственный заговор в РАО «ЕЭС России» или Бомба для президента».

Первая попытка протолкнуть закон «Об электроэнергетике» была предпринята в 2002 г., которым, в числе прочего, нарушалось положение ст.71 Конституции. Согласно этому положению федеральные энергосистемы находятся в ведении, т. е. управлении Российской Федерации. А законом предписывалось разрушить ЕЭС, разделив энергохолдинг на функциональные части, причём, полностью приватизировались электростанции, вследствие чего исчезала единая энергосистема, и становилось невозможным дальнейшее выполнение упомянутой конституционной нормы.

С публикацией был ознакомлен президент страны Владимир Путин, и он создал комиссию по рассмотрению законопроекта. Председателем комиссии назначили губернатора Томской области Виктора Кресса, который пригласил меня участвовать в её работе. Но затем этому кто-то воспрепятствовал.
Так как правительственное постановление об упразднении РАО «ЕЭС» и разделении его на мелкие компании нарушило также имущественные права акционеров, я купил 10 акций энергохолдинга и, став его миноритарным акционером, подал в Верховный суд соответствующий иск к правительству. Судьи, не приведя веских доводов, иск отклонили.

Вторую попытку остановить «реформу» я предпринял осенью 2004 г. после принятия Закона «Об электроэнергетике». Как акционер РАО «ЕЭС» я вновь подал жалобу на нарушение моих имущественных прав, гарантированных Конституцией, но теперь в Конституционный суд. Однако и в этом случае ничего не удалось добиться. Решение суда оказалось тоже совершенно бездоказательным, хотя с принятием упомянутого закона было нарушено более 10 статей Конституции страны.

Третью попытку остановить развал ЕЭС я предпринял в марте 2005 г., опубликовав статью «Реформа по Чубайсу потерпела в США крах. Разрешат ли ему после этого блефовать у нас дальше?». Статья была официально направлена тогдашнему председателю правительства Михаилу Фрадкову, и он не подписывал правительственное постановление об эмиссии акций новых энергокомпаний вплоть до своей отставки в 2007 г. Так удалось задержать ликвидацию РАО «ЕЭС» почти на три года.

Сейчас происходит, видимый пока лишь специалистам, развал электроснабжения потребителей. Ведь доводы, приведённые Чубайсом в пользу реформы электроэнергетики, были от лукавого. Обо всём этом подробно рассказано в разделе 2. Спрашивается, почему же власти пошли на поводу у людей, не сведущих ни в экономике, ни в электроэнергетике, а бизнес-сообщество в лице РСПП, членом президиума которого является Чубайс, безоговорочно и во вред себе поддержало эти разрушительные намерения?

Одна из причин – навязанные реформаторами лживые представления о рыночной экономике и, в частности, о конкуренции. Ведь именно необходимостью создания конкуренции в производстве электроэнергии для привлечения инвестиций обосновывался раздел РАО «ЕЭС» по видам деятельности - на «конкурентоспособную генерацию» и передачу электроэнергии.

Конкуренция может возникнуть лишь при значительном – в 30-40% - избытке предлагаемой продукции. Однако избыточную продукцию сбывать не удаётся, так как её реализация не может превысить платёжеспособный спрос. Поэтому её владельцы либо уходят, если возможно, на другой рынок, либо разоряются. Вспомним, как каждое 1 января сжигают непроданные дорогие ёлки.

Зная эту непреложную рыночную аксиому, в крупном и среднем товарном производстве, требующем немалых затрат при длительной их окупаемости, изготовители той или иной продукции, чтобы не обанкротиться из-за перепроизводства, предварительно изучают потенциальный спрос на неё. Поэтому сфера крупного и среднего бизнеса неизбежно обречёна быть монополизированной.

Конкуренция возникает лишь в мелком бизнесе, к примеру, на тех же базарах. Ведь в этой сфере затраты на производство сравнительно невелики и быстро окупаются. Поэтому желающих испытать себя в этом деле оказывается всегда с избытком. Если, к примеру, сапожник начнёт выпекать пирожки и прогорит, ему на смену придут новые желающие поскорее заработать деньги. Именно этими обстоятельствами объясняется наличие в малом бизнесе постоянства избыточности предложения товаров и услуг и соответственно конкуренции, а также то, что там ежегодно меняется до 30-50% участников.

Что касается единой энергосистемы, то она объективно существующая монополия, так называемая естественная. Причем, в её рамках конкуренция невозможна также и в силу специфики построения и функционирования ЕЭС, что подробно поясняется, в частности, в статье «Антигосударственный заговор в РАО «ЕЭС России» или Бомба для президента» (разд. 2).

К сожалению, особенности единой энергосистемы и ее преимущества, в силу которых нельзя было разрушать её организационное и технологическое единство, плохо представляли себе в органах законодательной и исполнительной власти, принимавших решение о «реформировании» электроэнергетики. А немногочисленные специалисты, сведущие в системных вопросах построения и функционирования ЕЭС не смогли популярно, на языке неспециалистов, объяснить руководству страны недопустимость раздела РАО «ЕЭС» и принятия весьма опасного и противоречащего Конституции Закона «Об электроэнергетике». В результате худо-бедно контролировавшаяся государством так называемая естественная монополия превращена теперь в неуправляемую монополию, субъектам которой законом разрешён, в частности, сговор в установлении цен.

В последние 10 лет своего существования энергохолдинг превратили в инструмент вымогательства денег у потребителей. Рост тарифов на электроэнергию более чем вдвое опередил рост цен на промышленную продукцию, вчетверо – на потребительскую, в 6 раз – на сельхозпродукцию и труд. При этом переплата за электроэнергию достигла, по оценкам, половины годовой выручки РАО «ЕЭС» (подробно см. «Левые дела правого Чубайса», «Мафиози на ФОРЭМе», «Некролог к кончине РАО «ЕЭС России» и др. в разделе 2).

Из заключительной статьи раздела 2 читатель также узнает, что официальный генплан размещения новых энергообъектов, разработкой которого завершилась «реформа» РАО «ЕЭС», представляет собой случайным образом нарисованную карту, а запланированные для строительства новые электростанции, общую мощность которых примерно вдвое завысили, лишены соответствующих бизнес-планов. К тому же неизвестно куда делись деньги, полученные от продажи акций новых генерирующих компаний. Поэтому их новые владельцы для выполнения утверждённых правительством инвестиционных программ просят сейчас значительные бюджетные средства.

В 2002 г. был реализован новый заказ по дальнейшему развалу российской экономики: на грант американской правительственной организации USAID была сочинена порочная концепция очередной реформы, на сей раз – технического регулирования. Концепция легла в основу нового одноименного закона, которым отменили обязательность государственных стандартов, регламентировавших качество продукции, лишили российскую экономику создававшейся десятилетиями нормативно-технической базы и тем самым правовой защиты.

Подробности и  последствия "реформ" рассмотрены в  статьях раздела 3, в которых предлагаются решения по выводу экономики страны из экономического кризиса. Это, в частности, публикации  «Как геостратегические энергоресурсы страны превратить в средство для ее спасения», «Социальное государство как общенациональная идея. И для олигархов тоже», «Налогообложение для инновационной экономики», «Хаос в экономическом законодательстве и его опасные последствия. Как их устранить?» и др.

Получив основные ориентиры для «навигации», полнота которой обеспечивается оглавлением книги, читатель может смело приступить к ее прочтению, двигаясь по страницам в любом направлении.

Моисей Гельман



Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100