Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум


Книга "Почему провалилась "реформа технического регулирования".
Проблемы и решения: какими они видятся специалистам"


Суждено ли состояться “реформе технического регулирования”?

С.В.Пугачев, О. Ф. Костылева


С. В. Пугачев,

заместитель руководителя Федерального агентства
по техническому регулированию и метрологии

О. Ф. Костылева
заместитель начальника Управления технического
регулирования и стандартизации Ростехрегулирования

«Результаты анализа законотворческой практики позволили выделить новый вид угроз национальной безопасности — в правовой сфере. Речь идет о возможности нанесения ущерба жизненно важным интересам Российской Федерации в результате принятия законодательных актов, «не до конца продуманных» с точки зрения правовых последствий либо разработанных в интересах определенных групп лиц. Следует отметить, что если правовые последствия и их влияние на безопасность личности, общества и государства может оценить или спрогнозировать только высококвалифицированный специалист (поскольку такой анализ необходимо проводить с учетом влияния различных факторов, в том числе иногда весьма субъективных), то недопущение принятия «заказных» законов является обязанностью всех государственных структур, в той или иной степени участвующих в обеспечении безопасности Российской Федерации».

                                                                                                     Николай Патрушев,
                                                                                                     директор ФСБ России

              Из статьи «Особенности современных вызовов и угроз национальной безопасности России», опубликованной в «Журнале российского права» № 7, 2007 г.

В июне этого года Государственной думой в первом чтении были приняты проекты первых четырех федеральных законов - технических регламентов. Они распространяются на масложировую продукцию, молоко и продукты его переработки, соки и соковую продукцию, а также на табачную продукцию.

Появление этих проектов лишь спустя четыре года после вступления в силу Закона «О техническом регулировании» было встречено многими СМИ с громадным восторгом – мол, наконец-то, у нас на рынке появятся жесткие правила, благодаря которым потребитель будет защищен от некачественной и небезопасной продукции, а производитель - от административного прессинга контрольно-надзорных органов.

При этом, конечно же, совершенно случайно в публикациях «за скобками» остались особые мнения экспертных комиссий по нормативно-техническому регулированию, отрицательные заключения профильных НИИ Российской академии сельскохозяйственных наук, многочисленные замечания в официальных отзывах Правительства РФ, Правового управления и комитетов Госдумы, а также отрицательные отзывы многих независимых экспертов.

Думается, авторам упомянутых проектов следует сказать большое спасибо, что они нашли в себе силы начать путь «в море технического регулирования», в котором до настоящего времени, к сожалению, все еще не установлена правильная траектория движения, в том числе в направлении обеспечения безопасности пищевой продукции. Однако хорошие намерения далеко не всегда приводят к хорошим результатам.

В этой статье делается попытка объективно оценить достоинства и системные недостатки проектов упомянутых регламентов, а также последствия их принятия для страны и общества. Но прежде чем оценивать эти и другие будущие технические регламенты хотелось бы сопоставить их нормы и требования с соответствующими европейскими (международными). Ведь авторы проектов не устают утверждать о якобы полном соответствии их регламентов международным нормативным документам. Так ли это?

В Европейском Союзе вопросы обеспечения безопасности пищевых продуктов нашли отражение в Белой книге Комиссии ЕС, которая была представлена общественности в январе 2000 года. В качестве основной идеи Белая книга вводит принципы, в соответствии с которыми политика в области безопасности пищевой продукции должна основываться на всеобъемлющей и единой концепции, охватывающей всю цепь производства и сбыта пищевой продукции - от производителя до потребителя («от фермы – до прилавка»), - и включающей всех его участников. Для реализации этих принципов создана и эффективно функционирует система нормативно-продовольственного права.

Не случайно Техническим комитетом ИСО/ТК 34 "Сельскохозяйственная пищевая продукция" принят международный стандарт ИСО 22000:2005 «Системы менеджмента безопасности пищевой продукции. Требования для использования любой организацией, работающей в цепочке создания пищевой продукции». К сожалению, авторы обсуждаемых технических регламентов не попытались использовать положения этих международных документов в своих законопроектах.

Особое значение в системе европейского законодательства отводится «горизонтальным» нормативным документам, устанавливающим требования, распространяющиеся на всю пищевую продукцию: по пищевым добавкам, этикетированию и маркированию пищевых продуктов, гигиене пищевых производств, информации о генномодифицированных источниках и другие. Эти общие требования далее не подлежат дублированию в нормативных документах для конкретных групп пищевых продуктов.

В Российской Федерации разработка проектов технических регламентов проводится как в соответствии с программой, утвержденной Правительством Российской Федерации (предусмотрена разработка 22 проектов регламентов на пищевую продукцию), так и в инициативном порядке любым юридическим или физическим лицом (опубликованы уведомления о разработке 15 таких проектов).

При этом и в программных, и в инициативных проектах регламентов заложена системная ошибка, которая наглядно видна при анализе регламентов на пищевую продукцию: забыт основной закон диалектики - «от общего к частному», а не наоборот. Как нельзя построить дом, начиная с чердака и крыши, так нельзя разрабатывать требования к отдельным видам продукции, не имея соответствующих общих требований, в том числе в целом для пищевой продукции, к сырью и компонентам для ее производства, о предоставлении информации потребителям, системе контроля безопасности на протяжении всей цепи поставок продукции и др.

Принятые Госдумой проекты регламентов не решают вопросы безопасности по всей цепочке производства и потребления готовой продукции, поэтому многие их нормы носят декларативный характер и не обеспечивают необходимого правового регулирования.

Признавая, что все рассматриваемые регламенты должны иметь прямое применение, разработчики, тем не менее, приводят неоднократные ссылки на законодательные акты, которых пока даже не существует, или которые должны быть изменены после принятия «горизонтальных» технических регламентов по безопасности пищевых продуктов, пищевых добавок и др. В таком виде обсуждаемые нормативные документы просто не будут работать. Об этом неоднократно предупреждали эксперты международных организаций, и это подтверждено в заключениях Правового управления самой Госдумы.

Приведем только один пример в доказательство сказанному. Требования по безопасности молока и молочных продуктов в полной мере зависят от тех условий, которые должны регламентироваться будущими, пока не существующими техническими регламентами, предусмотренными упомянутой выше правительственной программой:

«О требованиях к безопасности продукции животного происхождения», «О требованиях к биологической безопасности животных, ввозимых на территорию Российской Федерации», «О требованиях к безопасности кормов и кормовых добавок», «О требованиях к безопасности лекарственных средств для животных, процессов их разработки, испытания, производства, изготовления, хранения, перевозки, реализации, применения и утилизации», «О требованиях к безопасности пищевых продуктов и процессов их производства, хранения, перевозки, реализации и утилизации», «О требованиях к маркированию и этикетированию пищевых продуктов» и «О безопасности пищевых добавок» (инициативная разработка).

Предполагалось, что разработчики технических регламентов на пищевые продукты проведут анализ рисков, который является основой обеспечения безопасности питания. Ведь международные правила и нормы, которые должны быть взяты за их основу, требуют от любого производителя создания убедительной документированной системы обеспечения безопасности пищевых продуктов, включающей оценки рисков и меры по их снижению.

В ЕС эта политика основана на сборе информации о различных рисках, оценках рисков (научные мнения и анализ) и управлении рисками (законодательство и контроль). Разработчики обсуждаемых проектов технических регламентов всего этого не сумели показать, и в результате российские производители продукции оказались лишены возможности создавать обоснованные системы обеспечения безопасности изготавливаемых ими пищевых продуктов.

Кроме того, опережающее принятие законов для конкретных видов продукции приведет к тому, что обязательные к ней требования не будут охватывать всю цепь производства и сбыта продуктов питания, что не обеспечит их безопасности и полностью противоречит смыслу. Ведь после принятия запланированных «горизонтальных» технических регламентов на пищевую продукцию необходимо будет пересматривать ранее принятые регламенты на отдельные группы, и ее производители будут вынуждены еще раз вкладывать средства на переоснащение производства с целью обеспечения требований новых актов.

Таким образом можно констатировать полное отсутствие элементарной координации при разработке регламентов, в том числе с действующим законодательством и отсутствием их взаимоувязки между собой, а также отсутствие единых методик их разработки и экспертизы. Игнорирование системного подхода привело к тому, что принятые в первом чтении проекты во многом дублируют одни и те же требования.

Так, около трети требований проекта регламента «О молоке, продуктах его переработки, процессах их производства и оборота» относится к продуктам детского питания. При этом он не содержит требований и процедур защиты от рисков для детского питания и отсутствует специальный порядок производства продуктов для детей.

Значительный объем требований технического регламента по сокам и соковой продукции также относится к продуктам детского питания. В то же время, в соответствии с правительственной программой разрабатывается проект регламента «О требованиях к безопасности продуктов детского питания, процессов их производства, хранения, перевозки и реализации». Поэтому Комитет по охране здоровья Госдумы обоснованно предложил исключить соковую продукцию для детского питания из объектов регулирования этого регламента. К тому же, что отмечает Правительство РФ в своем отзыве, в нем вообще отсутствуют требования к особенностям производства соковой продукции для детей.

Профильные НИИ РАСХН в своих замечаниях неоднократно указывали, что в проекте регламента по сокам и соковой продукции нет однозначного понимания сферы распространения его норм, что приведет к созданию нежелательных правовых коллизий. Ведь сокосодержащие напитки и морсы, как национальные русские безалкогольные напитки, находятся в сфере действия технического регламента по безалкогольным напиткам и минеральным водам, что соответствует международной практике.

Пренебрежение системным подходом привело также к тому, что принципы регламентирования областей действия принятых регламентов абсолютно различны. Так, регламент по молоку распространяется на оборот (хотя в проекте отсутствует определение этой важнейшей стадии жизненного цикла продукции) молока и продуктов его переработки на внутреннем и международном рынках, защиту наименований национальных продуктов переработки молока, а также на отношения, возникающие при их производстве, хранении, транспортировании, реализации и утилизации.

Причем требования к процессам производства распространяются только на организации, осуществляющие производственную деятельность на территории России. Это, с одной стороны, противоречит основным принципам ВТО, исключающим дискриминацию при установлении требований к отечественным и зарубежным изготовителям (поставщикам) продукции, а с другой – полностью выводит из-под контроля продукцию зарубежных производителей. Заметим, по разным оценкам, только сухое молоко, поставляемое зарубежными изготовителями, занимает более 90% нашего рынка.

А вот регламент по сокам распространяется на продукцию, находящуюся в производстве и обороте (определение «оборота» также отсутствует) на территории Российской Федерации. В отзыве Правительства РФ обоснованно отмечается отсутствие в регламенте необходимых требований к процессам производства, сырью для производства соков и сокосодержащих напитков, и к воде, используемой для производства сокосодержащих напитков.

Регламент на масложировую продукцию устанавливает требования к процессам производства, хранения, перевозки, реализации и утилизации масложировой продукции, в том числе к безопасности зданий и сооружений, эксплуатации машин и оборудования. При этом невозможно однозначно идентифицировать объекты регулирования, в т. ч. различные соусы на основе растительных масел, кремы, виды жиров и др. В регламенте отсутствует целый ряд необходимых определений, а показатели идентификации нуждаются в серьезной корректировке, например, в характеристиках маргаринов и кулинарных жиров отсутствует содержание молочного жира.

Все это, отмеченное в отзыве Правительства РФ, заключениях Правового управления и Комитета Госдумы по охране здоровья, может привести к увеличению на рынке контрафактной и фальсифицированной продукции.

Регламент на табачную продукцию устанавливает требования только к табачной продукции, реализуемой на территории РФ, правила ее идентификации, а также правила и формы оценки ее соответствия требованиям регламента. При этом определение табачной продукции отличается от установленного Законом «Об ограничении курения табака», а целый ряд понятий (табак, махорка, сырье для производства табачных изделий и др.), используемых в регламенте, вообще не раскрыты.

 Требования установлены только к сигаретам, а ко всем другим перечисленным в нем курительным изделиям отсутствуют. Все это также отмечено в отзыве Правительства РФ и заключении Правового управления Госдумы.

Принципиально и необоснованно различаются также формы подтверждения соответствия продукции обязательным требованиям. Так, в проекте регламента по сокам определено, что регистрация производства соковой продукции проводится в уведомительном порядке, а подтверждение соответствия осуществляется в добровольном, что противоречит Закону «О техническом регулировании», при этом порядок государственного контроля (надзора) четко не регламентирован.

Оценка подлинности соковой продукции осуществляется в ходе проведения государственного контроля и надзора, производственного контроля, потребительского контроля, а также в рамках добровольной системы самоконтроля. Правительство РФ в своем отзыве обоснованно считает, что процедуры, имеющие оценочный (необязательный) характер не могут быть предметом технического регламента, а предусмотренный в нем механизм оценки соответствия не позволит получить полную уверенность в безопасности соковой продукции и производственного процесса.

Можно сказать, что подтверждение соответствия вообще отсутствует – все отдано на откуп производителям. Причем в соответствии с регламентом государственный контроль (надзор) осуществляется не на производстве, а только за продукцией, находящейся уже в обороте на рынке.

А в будущем регламенте на табачную продукцию предусматриваются две возможности декларирования соответствия: принятие декларации на основании собственных доказательств и на основании доказательств, полученных с участием третьей стороны. Это, по отзыву Правительства РФ, также противоречит Закону «О техническом регулировании», не допускающему для одного вида продукции декларирования соответствия по двум основаниям.

Зато для масложировой и молочной продукции допускается как декларирование, так и обязательная сертификация. Однако, согласно отзыву Правительства РФ, установление для одного вида продукции возможности декларирования соответствия на основании собственных доказательств и обязательной сертификации, осуществляемой органом по сертификации, не отвечает целям подтверждения соответствия.

Необязательность подтверждения соответствия пищевой продукции требованиям технических регламентов ничем не оправдана. Ведь основанием для принятия такого решения может служить только низкая потенциальная опасность продукции, что в принципе не характерно для пищевых продуктов вообще и, тем более, для табачных изделий.

В то же время, в соответствии с Федеральным законом «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)», плановый государственный контроль для субъектов малого предпринимательства, а в области производства и поставок пищевой продукции они наиболее распространены, может проводиться не ранее, чем через три года с момента их регистрации, а затем каждые два года проводится только одна плановая проверка.

В таких случаях подтверждение соответствия является единственным инструментом контроля за соблюдением обязательных требований технических регламентов. Учитывая отсутствие собственных испытательных лабораторий на большинстве предприятий пищевой отрасли, чтобы не превращать декларирование соответствия на основе собственных доказательств в профанацию, необходимо привлечение независимых аккредитованных испытательных лабораторий и органов по сертификации.

Еще в 2004 году в обращении Государственной думы к Председателю Правительства РФ говорилось, что «представляется неприемлемой позиция ряда общественных объединений предпринимателей и коммерческих организаций относительно опережающей разработки специальных технических регламентов.

Следует учитывать, что активность представителей коммерческих организаций в разработке специальных технических регламентов связана и с тем, что технический регламент за счет установления завышенных требований в части отдельных показателей может быть использован для закрепления доминирующего положения отдельных организаций на товарном рынке».

К сожалению, приходится констатировать, что благодаря Закону «О техническом регулировании», не имеющему в этом отношении международных аналогов, российские изготовители и поставщики, в том числе пищевой продукции, становясь разработчиками технических регламентов, получили практически неограниченное право устанавливать требования для продукции, обязательные как для себя, так и для своих конкурентов.
По принятым в первом чтении законопроектам в официальных отзывах Правительства РФ, заключениях профильных комитетов Госдумы и экспертных комиссий наряду с изложенными выше имелись также следующие основные замечания.

Проект закона технического регламента «О масложировой продукции, ее производстве, хранении, перевозке, реализации и утилизации»:

- не в полном объеме установлены требования, выполнение которых обеспечивает безопасность выпускаемой продукции (отсутствуют нормы по определению содержания афлатоксинов группы М, которые могут содержаться в животных жирах, необходимо уточнить микробиологические показатели масложировой продукции и требования по содержанию листерий во всех продуктах, содержащих животные жиры);

- отсутствуют конкретные требования к процессам производства продукции, обеспечивающим ее безопасность;

- не установлены четкие требования к безопасности сырья;

- необходимо привести виды государственного контроля в соответствие с Законом «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)», исключить неоправданные затраты надзорных органов, и осуществлять госконтроль за соответствием процессов производства на стадии ввода его в эксплуатацию.

Проект закона «Специальный технический регламент о соках и соковой продукции»:

- отсутствует перечень веществ, запрещенных к использованию при производстве соков и соковой продукции;
- необходимо привести критерии подлинности продукции для возможности их использования при оценках компетентным органом по сертификации и потребителем продукции;
- необходимо исключить требования по регистрации производств, как не относящиеся к сфере технического регулирования.

Проект закона «Специальный технический регламент на табачную продукцию»:

- не предусмотрено представление изготовителем сведений об используемых ингредиентах, как это регламентировано статьей 6 Директивы Европейского Союза о гармонизации законов, норм и положений административных актов стран-участниц ЕС, регулирующих производство, упаковку и продажу табачной продукции;
- необходимо привести требования по маркированию продукции в соответствие с Рамочной конвенцией Всемирной организации здравоохранения по борьбе против табака, в т.ч. по площади предупредительных надписей (разработчики регламента уменьшили их в три раза) и по их тексту;
- регламент устанавливает необоснованно длительный период для снижения предельно допустимых уровней содержания смолы и никотина в дыме сигареты и введения норматива по монооксиду углерода.

Проект закона «О специальном техническом регламенте о молоке, продуктах его переработки, их производстве и обороте»:

- вводятся новые термины и определения. Их всего 121, из которых 66 – новые, а 20 – не соответствуют определениям, установленным в национальных стандартах. Благодаря этому акт высшей юридической силы необоснованно перераспределит рынок молочной продукции и введет некие новые молочные продукты. При этом разработчики не привели технико-экономическое обоснование вводимых изменений.

Итак, анализ обсуждаемых технических регламентов лишь подтверждает выводы, сделанные еще в 2004 году в обращении Госдумы к Председателю Правительства РФ о том, что участие коммерческих организаций в разработке нормативных документов позволит им за счет установления завышенных требований в части отдельных показателей установить доминирующее положение отдельных организаций на товарном рынке.

Союзы изготовителей продукции - разработчики технических регламентов также не могут пренебрегать интересами своих членов - увеличением прибыли и снижением издержек при производстве и подтверждении соответствия продукции. Поэтому в проектах регламентов содержатся нормы и требования, заниженные по сравнению с международными и европейскими директивами и стандартами, и установлены необоснованно длительные сроки перехода на них, наблюдается манипулирование с терминами и определениями, регламентированы уход изготовителя от ответственности за выпуск небезопасной продукции, перекладывание бремени оценки соответствия продукции на государство и ограждение своих производств от какого-либо госконтроля (надзора), а интересы потребителя оказываются, к сожалению, на последнем месте.

Сегодня пищевая индустрия в Российской Федерации является одной из наиболее развитых отраслей промышленности. Вместе с тем, по данным Государственного доклада «О санитарно-эпидемиологической обстановке в Российской Федерации в 2006 году» количество забракованных молока и молочных продуктов в 2006 году в 1,9 раза превысило уровень 2005 года, а масложировых продуктов забраковано в 2,46 раза больше. При этом в основном была забракована продукция отечественного производителя.

По данным Ростехрегулирования, проводящего проверки соблюдения обязательных требований стандартов, в 2007 году выявлены нарушения на 64% проверенных предприятий, производящих консервы (в т.ч. и соки) и на 72,3% предприятий молочной и маслосыродельной промышленности.

Приведенные данные говорят о том, что нам еще далеко до цивилизованного рынка с ответственными производителями, и уровень контроля за пищевыми продуктами явно недостаточный. Поэтому снижение требований в технических регламентах, в том числе отмена дорыночного контроля (обязательной сертификации) и ослабление государственного контроля (надзора) ничем не оправдано.

И уж тем более в этой ситуации не оправдана отмена национальных стандартов на соки и соковую продукцию, предлагаемая разработчиками регламента. Хотя национальные стандарты в соответствии с Законом «О техническом регулировании» являются документами для добровольного применения.

Разработчики обсуждаемых технических регламентов сделали попытку обрисовать желаемую картину идеальной системы государственного контроля за почти отсутствующими законопослушными производителями и посредниками, а жизнь диктует другие условия.

Вместо этого им следовало бы определить критерии, кто из предпринимателей может заниматься производством и реализацией конкретных видов пищевой продукции. Ведь за последние годы стремительно возникают и исчезают многочисленные мелкие предприятия и "ПБОЮЛы" (предприниматели без образования юридического лица), нередко не ориентирующиеся в тонкостях дела, за которое они взялись, и не имеющие даже желания и возможности проводить долговременную политику обеспечения качества и безопасности выпускаемой и реализуемой продукции.

Спрашивается, является ли принятие проектов упомянутых технических регламентов на конкретные группы пищевых продуктов началом реформы нормативно-технического регулирования хотя бы в агропромышленном комплексе, и улучшат ли они ситуацию на потребительском рынке? Очевидно, что нет. Ведь осуществить реформу в принципе невозможно в отсутствие основополагающих факторов. Для этого, в том числе, необходимо:

- разработать соответствующую концепцию и сформулировать принципы координации действий органов исполнительной власти в сфере АПК;

- определить приоритеты в разработке «горизонтальных» нормативных документов, которые должны использоваться затем для конкретных видов пищевых продуктов в качестве общих;

- сформулировать методические подходы к разработке нормативных документов (структура, определение и описание объектов регулирования, формы установления минимально необходимых требований, формы оценки соответствия продукции, взаимосвязь различных нормативных документов - стандартов, норм и правил и т. д.);

- разработать методологию анализа и оценки рисков;

- провести комплексный анализ действующего законодательства для объектов регулирования, в том числе международных обязательств России в данной области, с целью увязки с ним разрабатываемых нормативных документов;

- оценить приемлемость действующих систем сертификации для данных объектов регулирования;

- разработать единую систему рыночного и дорыночного контроля с прозрачной прослеживаемостью безопасности и потенциальной опасности пищевой продукции по всей цепи ее производства и оборота с соответствующими критериями оценки;

- установить правила и нормы ответственности за несоблюдение требований нормативных документов и разработать порядок принудительного отзыва некачественной продукции с рынка.

Список не ограничивается только перечисленными условиями.

А что же делать с обсуждаемыми законопроектами?

Прежде всего, их необходимо привести в соответствие с Федеральным законом «О внесении изменений в Федеральный закон «О техническом регулировании».

Кроме того, в качестве общих ко всем четырем проектам регламентов Правовое управление Госдумы высказало целый ряд замечаний принципиального характера. В частности, предлагается четко разграничить нормы производственно-технологического характера и нормы закона, так как при включении в законодательный акт конкретных технических и технологических норм и показателей допущено юридически необоснованное расширение предметов ведения.

Учитывая большой объем замечаний и предложений Правительства РФ, а также комитетов и Правового управления Госдумы, в проекты технических регламентов необходимо будет внести соответствующие поправки. Однако в соответствии с регламентом Госдумы во втором чтении можно принимать лишь изменения, не затрагивающие концепции законопроекта, принятого в первом чтении.

Между тем, анализ всех замечаний и предложений показывает их концептуальный характер. Но если принципиально меняется более половины текста законопроекта, то, согласно тому же думскому регламенту, его следует заново обсудить с заинтересованными предприятиями, федеральными органами исполнительной власти и общественными организациями, и опубликовать новую редакцию законопроекта в СМИ.

Иначе говоря, фактически потребуется вернуться к его первому чтению…
И в завершение хотелось бы вернуться к статье директора ФСБ Николая Патрушева, отрывок из которой приведен выше в качестве эпиграфа. Федеральный закон «О техническом регулировании» в полной мере затрагивает интересы национальной безопасности страны, включая экономическую.

Однако в перечне целей принятия технических регламентов (статья 6 закона) обеспечение национальной безопасности отсутствует, а предложения ряда депутатов Государственной Думы по внесению соответствующих изменений в закон были отклонены.

Между тем, Государственная стратегия экономической безопасности (одобрена Указом Президента РФ от 29 апреля 1996 года) требует проведения в обязательном порядке экспертизы законодательных и иных нормативных актов при их подготовке на предмет экономической безопасности Российской Федерации (пункт 3 главы 3). И законопроекты технических регламентов, учитывая их влияние на безопасность потребительского рынка и социально-экономическую значимость, должны были пройти такую экспертизу, что, судя по изложенному выше, не сделано.

Рисунок Игоря КИЙКО



Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100