Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум


Книга "Почему провалилась "реформа технического регулирования".
Проблемы и решения: какими они видятся специалистам"


Антидемографический законопроект
технического регламента о молоке.
Питание населения – неконтролируемый бизнес
или государственная политика?

Олег Гераймович


Всплеск интереса к школьному питанию, прокатившийся по стране после мартовского интервью по этой проблеме спикера Государственной думы Б. Грызлова, завершается публикациями в профессиональных изданиях, направленными на вполне определенное ее освещение. При этом явно прослеживается тенденция придать этой проблеме исключительно рыночный смысл - «купи-продай» с максимально быстрым оборотом денежных средств. При всем уважении к авторам публикаций, касающихся так называемого «школьного питания», следует отметить, что ни один из них не удосужился проанализировать причины плачевного состояния здоровья российской нации, в том числе ее будущего – детей.

Молоко и демография

То, что мы живем на 20-25 лет меньше, чем жители Европы, ни для кого не секрет. Поиск причин этого трагического явления многократно приводил участников дискуссий почему-то только в основном к алкогольной теме.

О других причинах разговоры ведутся мимоходом, либо о них вообще забывают, не обращая внимания на то, что призывные комиссии военкоматов с трудом отбирают 10% молодых людей в возрасте 18 лет, годных к военной службе. Однако далеко не вся молодежь этого возраста относится к алкогольному социуму - корни проблемы гораздо глубже.

Продолжительность жизни зависит от многих факторов, среди которых пища, вода и воздух, а также генетика и здравоохранение. Мировая статистика показывает, что более 80% причин заболеваний человека, ведущих к летальному исходу, кроется в качестве пищи, воды и воздуха. Осознание этого развитыми демократиями западных стран привело к организации в них государственных систем управления, которые уже более полувека последовательно добиваются повышения безопасности среды обитания человека. Причем достижение безопасности продовольствия и сырья для его изготовления является одной из главнейших задач.

Наиболее значимым по влиянию на здоровье человека является молоко – продукт, сопровождающий от рождения до последних дней жизни всех нас, граждан различных государств. Именно поэтому за рубежом управление безопасностью и качеством молока и молочной продукции рассматривается как важная государственная деятельность, подтверждающая наличие в государстве одного из демократических институтов, защищающего здоровье граждан. Такая система обеспечения безопасности основана на следующих основных принципах.

Во-первых, контроль безопасности и качества молока осуществляется исключительно в государственных лабораториях и центрах, причем индивидуально от каждого животного. Во-вторых, расчеты за молоко-сырье между сельским товаропроизводителем и заводом-покупателем осуществляются только на основании этих измерений. В-третьих, больные животные, молоко которых представляет опасность для здоровья человека, выводятся из дойного стада и на пищевые цели не используются.

В России дела обстоят совсем по-иному. Чтобы разобраться в деталях этой проблемы, необходимо сравнить системы контроля показателей безопасности сырого молока у нас и в европейских странах, входящих в ВТО.

Наборы самих показателей безопасности молока-сырья у нас и в странах Европы практически одинаковы, и хотя имеются различия в значениях некоторых показателей, но они не являются критическими в плане обеспечения безопасности продукции. Однако организация контроля показателей безопасности у нас и в Европе абсолютно противоположна по своей идеологии, реализации и результатам.

Факторы опасности молока-сырья разделяют на две группы – химические и микробиологические. Содержание химических загрязнителей зависит от экологического состояния среды обитания коров и изменяется медленно, что дает возможность заранее предупредить опасную ситуацию.

Аналогичная ситуация имеет место при применении средств химической защиты растений и здоровья животных. Дважды в год, как правило – в весенне-летний период, в сельском хозяйстве используют пестициды для защиты растений от фитовредителей и фунгистициды для защиты животных от кровососущих паразитов. Эта деятельность заранее планируется, и поэтому имеется возможность не допускать в пищу молоко, производимое в местах применения химических средств защиты или медицинских препаратов.

Иное дело с микробиологическими факторами загрязнения молока-сырья и их последствиями. Главная опасность болезнетворных микроорганизмов – токсины, разрушающие организм человека и превращающие его в субстрат для питания последующих поколений микробов. Токсины не уничтожаются тепловой обработкой, принятой при изготовлении всех видов пищи, и, поскольку являются химическими веществами, могут храниться как угодно долго.

Токсины попадают в молоко двумя путями: из организма больной коровы и в результате загрязнения молока в молокопроводах, оборудовании для дойки и хранения молока на фермах, в автомолцистернах и флягах при его транспортировании. С последним явлением бороться просто: необходимо чаще и чище мыть доильное оборудование, молокопроводы и молоковозы. А вот больные коровы – бич отечественного молочно-товарного животноводства. Наиболее распространенными болезнями, отравляющими молоко, являются мастит и лейкоз, т. е. рак крови.

Больное молочное стадо

Мастит – банальное воспаление молочной железы. По косвенным оценкам, в разные периоды года и в разных хозяйствах этим заболеванием страдают от 10 до 85% дойных коров. Основная причина кроется в крайне неблагополучных, жесточайших условиях содержания животных, особенно в зимний период года.

Животное, лежащее на загаженном навозом мерзлом полу, в продуваемом насквозь, не отапливаемом даже в жесточайшие морозы, коровнике, не может не болеть маститом. Вспомните кадры кино- и телехроник - заляпанных засохшим навозом коров показывают министрам, президенту и иностранным гостям, как величайшее достижение.

В соответствии с законодательством западноевропейских стран за подобные условия содержания животных следует уголовное наказание. Но дело не только в отсутствии в нашей стране подобного законодательства. Недопустимое по зарубежным меркам убытие по состоянию здоровья коров из дойного стада, превышающее 30%, у нас пытаются исправить закупками животных в других странах.

Однако все увеличивающиеся объемы закупок высокопродуктивного скота за рубежом не исправляют ситуацию. Скорее наоборот, усугубляют ее. Выращенный в условиях высочайшей гигиены, рационального питания и мягкого климата Европы молодняк крупного рогатого скота выживает у нас с трудом три года, в то время как у себя на родине коровы живут более 9-10 лет.

Следует отметить, что отечественные буренки, принадлежащие к местным породам скота, практически не подвержены заболеваниям маститом и лейкозом. Выборочные исследования показывают, что в частном секторе коровы заболевают маститом в 5-6 раз реже, чем на фермах сельхозпредприятий.

В истории отечественного животноводства много интересных страниц. Имеются и трагичные, когда патриоты страны ценой собственной жизни доказывали необходимость сохранения коренных российских пород крупного рогатого скота в нашей стране. Искушенный читатель вспомнит, что и сортовые виноградники в период антиалкогольной борьбы патриоты защищали также - ценой собственной жизни. Аграрный прогресс в нашей стране оставил кровавый след. Однако вернемся к неблагополучным молочным рекам.

На первый взгляд ситуацию легко исправить лечением коров и соответствующим контролем их здоровья. Принятая в нашей стране официальная методика лечения маститов – инъекции антибиотиков в течение двух недель, а официальной методики лечения лейкоза нет. Применяемые при лечении антибиотики попадают в молоко, и его не допускается использовать в качестве пищи и пищевого сырья. Причем остатки антибиотиков присутствуют в молоке почти неделю после прекращения их использования.

Надоенное в период лечения молоко, а это около 400 кг от каждой коровы, необходимо куда-то деть. Куда девают? Сливают в общую цистерну и везут в переработку на молочный завод. Даже если на заводе в процессе входного контроля что-то замечают, молоко все равно принимают - в стране дефицит молока-сырья. Так что налицо сговор производителей и переработчиков молока. С этим явлением Россия столкнулась 2-3 года назад, а европейские страны более 60 лет назад. Отсюда иная у них логика контроля качества и обеспечения безопасности молока.

Европейский подход

В критических точках товарообмена, опасных с точки зрения нанесения ущерба здоровью граждан и сговора производителей и переработчиков молока, европейские государства взяли на себя не только функции контроля, но и диктата цен по его результатам. Для того чтобы предотвратить фальсификацию, контроль ведется не в сборном молоке, а в молоке, полученном от каждого животного.

При получении результатов контроля, свидетельствующих о заболевании коровы маститом или лейкозом, животное из дойного стада выводят. У них все просто и эффективно. Они – члены ВТО. И у нас, говорят, также все должно быть эффективно и просто уже с 1 января 2008 года.

Исследования, проведенные в начале зимы 2006 - 2007 гг. в ряде лучших хозяйств Подмосковья по заказу заинтересованной в качественном молоке фирмы, показали, что в сборном молоке показатели безопасности, связанные с маститом и гигиеной производства, удовлетворительные, а в молоке отдельных животных они превышают нормативы в 4-5 раз.

Что это означает с точки зрения токсичности молока? При увеличении содержания в молоке соматических клеток, внешнего индикатора мастита, в четыре раза, содержание токсинов увеличивается более чем в 12 раз. Каждое предыдущее поколение патогенных микроорганизмов оставляет после себя токсины, которые накапливаются в молоке.

Поэтому удовлетворительный результат контроля сборного молока, как и средняя температура по больнице, ни о чем не говорит. Российское молоко-сырье токсичнее европейского в несколько раз. Потому и живем так мало, от рождения готовя себя в качестве пищи для болезнетворной микрофлоры. Это происходит в течение жизни уже нескольких поколений граждан России -– на протяжении более 60 лет.

Непонятна в связи с этим роль соответствующих государственных структур, более 60 лет разглагольствующих о безопасности молочно-товарного животноводства, а фактически устранившихся от конкретной деятельности в этой сфере. Безопасность молока-сырья оказалась вне сферы деятельности как санитарного, так и ветеринарного государственных надзорных органов страны.

За более чем тридцатилетний опыт работы с производителями молока автор, участвуя во всевозможных комиссиях, связанных с качеством молока, ни разу не видел представителей санитарной службы на ферме.

Санитарная служба страны официально на ферме не присутствует, там должна быть ветеринарная служба, отвечающая за здоровье животных, а не людей. Но и ветеринары за последние 10 лет в некоторых регионах страны перекочевали из холодных ферм в теплые лаборатории молочных заводов. Это и понятно – поближе к маслу и сметане. Владельцев предприятий вынудили включить ветеринаров в состав лабораторий молочных заводов с оплатой за их труды.

Каждая партия сыра, сухого молока и сгущенного молока в жестяной банке передвигается по стране с документом ветеринарной безопасности. Каждая партия молока-сырья сопровождается ветеринарным документом о благополучии на ферме. За формально выписанные документы покупатель платит, платит и еще раз платит деньги государственным службам. Это что, ветеринарный мониторинг или ветеринарный налог?

Мастит и лейкоз не относятся к эпидемиологическим заболеваниям и, мол, поэтому внимания ветеринарной службы страны не заслуживают, что нашло свое отражение и в последних документах по ветеринарной безопасности продукции животноводства – проектах соответствующих технических регламентов.

Проблему упорно замалчивают и скрывают. А ВТО грядет. И пример прибалтийских республик должен нас насторожить. Ведь 70% отечественного дойного стада, как и в Прибалтике, придется пустить под нож, как не соответствующего требованиям безопасности. Тема уже звучала несколько лет назад на заседаниях ВТО при внедрении в нашей стране действующего ныне стандарта на молоко-сырье.

Можно быть уверенным, что европейские страны-производители молока и молочной продукции ждут этих времен. Европа не оставит нашу страну без молочной продукции и молодняка для ремонта дойного стада. За наши деньги.

Спокойная и взвешенная оценка создавшейся ситуации с молоком в стране показывает, что существуют реальные пути для ее кардинального изменения. Дойное стадо отрасли насчитывает около 9 млн. коров. Приведенные выше данные о заболевании маститом и лейкозом касаются животных, находящихся на фермах сельхозпредприятий, а в частном секторе ситуация во много раз лучше.

Численность коров на фермах сельхозпредприятий составляет почти 4,5 млн. голов. Осуществить ремонт всего такого стада за счет закупки молодняка за рубежом нереально. Но и отказываться от этой практики нельзя, поскольку восстановить отечественное племенное дело до минимально необходимых масштабов возможно не ранее чем через 5-6 лет. Такова специфика отрасли.

Параллельно с этим больное стадо надо лечить. Изъятие из дойного стада больных животных без их замены грозит обвальным падением производства молока на 7 млн. тонн в год. Стоимость такого шага - почти 50 млрд. рублей потерь в год. Поэтому допускать подобные решения при нынешней ситуации в аграрном секторе экономики нельзя.

Между тем в стране имеются и уже многие годы применяются на практике технологии оздоровления стада препаратами растительного происхождения, не наносящими вреда молоку-сырью. Да и наши деды и прадеды применяли для лечения маститов народные средства, использовали лечебные свойства растений. Российские промышленные разработки этого направления широко применяют за рубежом и в нашей стране в лечебной практике и в косметологии вот уже более 20 лет.

Но если в США успешные в лечении животных растительные препараты впоследствии начинают внедрять также в медицину, то в России препараты, отлично зарекомендовавшие себя в опытах при лечении животных, находят свое применение только в лечении человека, а до животных так и не доходят.

Однако какие бы совершенные препараты ни применялись для лечения стада, их действие будет ничтожно без устранения основной причины – несовершенной технологии содержания животных. Фермы казарменного типа без систем микроклимата, кормопроизводства, кормления, доения, навозоудаления и при этом с ледяными полами и прочими «прелестями» необходимо заменить фермами с нормальными условиями содержания – это единственная возможность получения безопасного молока и сохранения молочно-товарного животноводства.

Работа предстоит большая. Фактически необходимо построить более 25 тысяч новых ферм с соответствующей инфраструктурой. Стоимость этих работ – более 500 млрд. руб. Отечественные проекты подобных ферм, разработанные более 16 лет назад, когда отрицательный опыт молочных животноводческих комплексов показал всю их несостоятельность, к сожалению, не были внедрены, хотя часть идей успешно внедряется за рубежом.

Как возродить молочно-товарное хозяйство

При разработке программ возрождения молочно-товарного животноводства в России можно использовать опыт Татарстана, по существу – это наш, отечественный опыт. А контроль этой деятельности необходим европейский – за каждой буренкой в дойном стаде, в государственных лабораториях и центрах за государственный счет, с предоставлением объективной информации для принятия адекватных решений, начиная от расчета цен за молоко до расчета объемов инвестиций по каждому региону и каждому объекту молочно-товарного животноводства.

Поднять весь груз проблем с молочно-товарным животноводством в короткое время невозможно. Европейские страны в послевоенный период потратили на это 15 лет при наличии фактически неограниченного финансирования. Поэтому начинать работы по доведению отечественного животноводства до мировых норм целесообразно с организации производства молока-сырья для изготовления питьевых молочных продуктов: пастеризованного молока и национальных кисломолочных напитков, кефира, простокваши и ацидофилина.

Параллельно с этим необходимо разработать технологию и отечественное оборудование для первичной обработки молока на фермах, а также разработать технологии производства детского питания с учетом мирового опыта и особенностей питания детей в разных климатических зонах страны.

Результаты этого направления работ могут дать двойной эффект, причем очень скоро. Во-первых, на действующих фермах и перерабатывающих предприятиях можно будет начать внедрение отечественного оборудования, позволяющего осуществлять первичную обработку и переработку молока, в том числе в соответствии с требованиями к продуктам детского питания. Во-вторых, появится возможность восстановить отечественное пищевое машиностроение.

Мировой опыт показывает, что наиболее ценными являются молочные продукты, подвергнутые минимальной технологической нагрузке. Для этого используется природная особенность молока – его бактерицидные свойства сохраняются в течение 1-2 часов после дойки коровы.

Мягкая тепловая обработка молока в этот период позволяет не только сохранить биологическую ценность продукта, но и обеспечивает его максимальную микробиологическую безопасность. Процесс называется термизацией и применяется многие десятилетия в Британском королевстве при производстве, в том числе, всей продукции для детского питания на молочной основе.

При соблюдении гигиены транспортирования последующая пастеризация молока на молокоперерабатывающем предприятии позволяет получить продукцию с показателями безопасности на уровне стерилизованной, но с сохранением биологической ценности и без наличия канцерогенов, характерных при применении жестких тепловых нагрузок стерилизации.

Крайне неблагоприятное состояние качества молока-сырья в стране и несоответствие его контроля требованиям ВТО предполагают обязательное создание государственного мониторинга качества. Тем более, что полувековой опыт функционирования подобных систем в передовых странах Европы полностью оправдал себя.

Качество и безопасность молочной продукции определяются качеством не только молока-сырья, но и его переработки. Развал индустрии страны в 1991-1995 гг. привел к невиданной фальсификации товаров народного потребления и, в первую очередь, таких видов молочной продукции, как масло, сгущенные консервы, кисломолочная продукция.

Но жестко поставленное тогда президентом страны требование безусловного обеспечения прав потребителей возымело свое действие. В кратчайшие сроки, всего за 40 дней, в 1997 г. был разработан ГОСТ Р 51740-97 «Продукты пищевые. Информация для потребителя», что привело к созданию серии стандартов на товары народного потребления с гарантированным качеством и безопасностью. Однако в последние четыре года Россия в деле обеспечения прав потребителей скатилась на уровень 1928-1935 годов.

Производители пищевой продукции хорошо усвоили урок 1997 г. и поняли, что свои права на получение прибыли любой ценой в современной России можно получить, создав систему государственных нормативных документов, попирающих права потребителя. Тем более, что после 2003 г. четкая позиция государства в этой области отсутствует, а всевозможные общественные организации по защите прав потребителей, несмотря на международные и прочие вывески, оказались недееспособными.


Опасный технический регламент

Окрепшие за последние 10 лет объединения производителей товаров народного потребления направили свою деятельность на пересмотр действующих национальных стандартов и создание нормативных документов, лоббирующих интересы производителя, а в последнее время на создание так называемых технических регламентов.

Примером такого документа может служить проект федерального закона о специальном техническом регламенте «О молоке, продуктах его переработки, их производстве и обороте», уже принятый Государственной думой в первом чтении. Однако проект категорически не может быть принят в виде закона, так как в нем содержится много принципиально недопустимых и опасных положений и норм.

Так, предельные значения показателей микробиологической обсемененности молока предложены в десятки раз большими, чем принято в Европе – 4 млн./см3 против 300 тыс./см3! В чьих интересах это сделано?

На первый взгляд может показаться, что в интересах отечественного товаропроизводителя. Так ведь нет! Новые члены Европейского сообщества, бывшие наши и около них, так и не достигли при производстве сельхозсырья европейского уровня. Куда же его деть, как не отправить в виде готовой продукции в Россию!

Барьером на пути этой продукции и должен был бы стать обсуждаемый технический регламент, содержащий нормы европейского уровня. Согласно его законопроекту запрет в виде нормы технического регламента для иностранного производителя начнет действовать немедленно, а для отечественного - в течение 2-3 лет по мере внедрения соответствующих плановых мероприятий под надзором государственных органов.

Так вот, разговоры об ущемлении отечественного сельхозтоваропроизводителя на внутреннем рынке можно завершить несколькими значениями норм в техническом регламенте. Однако возможность установить технические барьеры на основании европейских норм безо всяких таможенных войн многие не принимают или не хотят принимать, несмотря на всю их очевидность.

Что характерно, Вьетнам при вступлении в ВТО очень грамотно использовал эту возможность именно для продукции аграрного сектора своей экономики. Сможем ли мы воспользоваться такой возможностью – покажет время.

Следует заметить, в страну поступает значительное количество молочного оборудования, снятого с эксплуатации за рубежом. Технический регламент обязательно должен содержать показатели безопасности рабочих поверхностей этого оборудования, являющихся потенциальным источником попадания в молочную продукцию токсичных элементов. Отсутствие таких характеристик - также прямое лоббирование интересов продавцов оборудования, бывшего в употреблении в других странах и более не допускаемого там к эксплуатации.

Особую озабоченность вызывает отсутствие в проекте технического регламента идентификационных характеристик продукции, общепринятых в мировой практике. К примеру, идентификационные характеристики сыров нормированы почти в 30 международных стандартах Codex Alimentarius. Данный факт может быть объяснен либо некомпетентностью разработчиков проекта, либо тоже лоббированием интересов продавцов молочной продукции.

Не секрет, что около 80% сыров, реализуемых на территории европейской части РФ, изготовлены в странах Западной Европы, но не могут быть там проданы из-за их несоответствия требованиям Codex Alimentarius в части идентификационных характеристик. Россия, таким образом, окажется местом сброса продукции, не допускаемой к применению в других европейских странах.

Отсутствие в тексте проекта технического регламента требований, позволяющих оградить отечественного потребителя от продукции, не соответствующей ее наименованию, означает, что будущий закон не защитит потребителя от обмана.

Абсолютная доступность информации о системе показателей безопасности рабочих поверхностей машин и аппаратов, о качественных зарубежных тароупаковочных материалах и мировой системе идентификации сыров корректировку упомянутого проекта технического регламента позволяет осуществить в течение нескольких недель, создав при этом документ, охватывающий все сырьевые, технологические и торговые аспекты безопасности молочной продукции.

Предлагаемый же проект устанавливает требования только к молочному сырью и готовой молочной продукции, что не соответствует ни его наименованию, ни задачам, декларированным в его первой главе.

Нельзя обойти стороной и несколько особенно важных терминов, включенных в проект регламента, влияние которых в обеспечении прав потребителей играет важнейшую роль на молочно-продуктовом рынке.

Огромное разнообразие компонентов, вносимых в молочную продукцию с целью снижения ее себестоимости, до сих пор ограничивалось национальной стандартизованной терминологией, включающей нормы содержания немолочного жира и белка. Проект регламента исключает нормирование немолочных составляющих и излагает термины таким образом, что в молокосодержащем продукте может быть несколько процентов молочного сахара, а остальное – растительные жиры, белки и вода.

Молочный сахар, как и многие другие продукты, бывает натурального и искусственного происхождения. Последний изготавливают из древесных опилок. В результате создается нормативная государственная база для абсолютнейшего обмана покупателя. Представьте себе продукт, состоящий из «молочного сахара», который изготовлен из сучка, маргарина, соевой или иной муки. В предлагаемой проектом регламента терминологии – это молокосодержащий продукт. Это же раздолье для фальсификаторов.

Такая же «интересная» история и с термином «натуральное молоко». Не секрет, что сезонная зависимость объемов производства натурального молока-сырья вынуждает молокоперерабатывающие предприятия в крупных городах России использовать в осенне-зимне-весенний период сухое молоко-порошок для производства молочной продукции.

Международные требования в этом вопросе однозначны. Изготовитель обязан информировать потребителя о сырье, т. е. писать на этикетке: «Изготовлено из восстановленного молока». Если одновременно с этим на прилавке находится продукция, изготовленная из натурального молока, то выбор потребителя абсолютно предсказуем.

В зимний период на рынках реализуется молочная продукция из провинции, изготовленная из натурального сырья, которая более конкурентоспособна и по себестоимости, и по покупательскому предпочтению. Проект регламента, таким образом, лоббирует интересы крупного капитала, создавая зоны умалчивания о реальном конкурентном преимуществе товара, а это тоже обман покупателя.

Не обошли лукавством и термин «йогурт». В подавляющей части передовых стран мира йогурт представляет собой кисломолочный продукт с живой молочнокислой микрофлорой. Йогурт на российских прилавках, за исключением продукции нескольких фирм, – вариации на тему этого продукта, именуемые за рубежом как йогуртные десерты, напитки, пасты и тому подобное.

Таким образом население Европы употребляет «живой» йогурт, а будущий российский технический регламент предлагает россиянам запах и вкус внесенных в термически обработанную йогуртную основу искусственных ароматизаторов и красителей.

Особый терминологический изыск проекта технического регламента – это «сыр плавленый из творога». Термин направлен против провинциальных сыродельных заводов, которые, чего греха таить, не в состоянии всю продукцию передать на прилавок по причине ее низкого качества и малых сроков хранения. Поэтому этот сыр идет на дальнейшую переработку, т. е. на производство плавленых сыров.

Пищевая ценность плавленых сыров и плавленых творогов - несравнимые вещи. В первом случае покупатель получает полноценный продукт, в котором в процессе созревания сыра произошли процессы, максимально поднимающие усвояемость продукта, а в другом – это расплавленный молочный белок – казеин с комплексом искусственных наполнителей цвета и запаха. Разница себестоимости сыра и творога более чем десятикратная. И как могут быть при этом учтены интересы потребителя? Да никак. Вновь оказывается сплошной обман.



В Америке всегда прав покупатель, а у нас – разработчик техрегламента

Покупая пищевые продукты, мы платим деньги в первую очередь за те составляющие, которые позволяют нам жить, обновлять свой организм, производить физическую и умственную работу и, чего греха таить, получать удовольствие от пищи. Иначе говоря, мы платим за белок, жиры и углеводы, находящиеся в продукции.

Осознание этого выдвинуло более 70 лет назад в ведущей заокеанской стране принцип «покупатель всегда прав», который гарантирует прогресс производства. Для этого в цивилизованных странах правительства создают информационные этикеточные системы, информирующие покупателя о ценообразующих показателях продукции, о содержании в ней жира, белка, углеводов. Создаются специальные шкалы и цветовые гаммы упаковки, чтобы покупатель видел и различал цену и ценность продукта.

А что в проекте российского регламента? Полнейшее умалчивание о способе представления информации о пищевой ценности, ее ранжировании и доставке этой информации покупателю без введения его в заблуждение.

В связи с изложенными мотивами принятие обсуждаемого законопроекта возможно лишь, как минимум, при следующих условиях:

- корректировке значений показателей содержания микроорганизмов и соматических клеток в молоке-сырье;
- установлении периодичности и процедуры контроля заболеваний животных маститом и лейкозом, обеспечивающих безусловную безопасность молока;
- введении системы показателей безопасности и их значений в виде отдельного приложения, утверждаемого Правительством Российской Федерации, с четким изложением структуры и иерархии ведомств и организаций, ответственных за разработку, представление и утверждение показателей и их значений.

С учетом того, что эндоксины, как следствие рассматриваемых заболеваний и обсемененности микроорганизмами, не разрушаются при тепловой обработке, в мировой практике в течение последних 50 лет отработаны организационные методы борьбы с этим злом.

Основными элементами этих методов являются система показателей содержания микроорганизмов и соматических клеток (косвенный показатель заболевания маститом) и контроль заболеваемости маститом и лейкозом индивидуально каждого животного с периодичностью, обеспечивающей безопасность молока-сырья и продукцию его переработки;
- внесении корректировок в терминологию, особенно в части национальных кисломолочных продуктов и ценообразующих показателей. Особое внимание следует обратить на термин «молокосодержащий», т. к. в проекте редакция этого термина создает возможности для полнейшей фальсификации молочной продукции. 

                                                                 ***
Подобные негативные моменты присущи всем проектам технических регламентов, касающихся товаров народного потребления. Возникает версия о единой причине явления, которая раскрыта многими авторами в публикациях специальных изданий и СМИ – это несовершенство Федерального закона «О техническом регулировании» в части ответственности государственных структур за важнейшую часть демократического обустройства страны – обеспечение гражданам их права выбора продукции и услуг.

В странах с развитыми демократиями разработкой нормативной базы государственного обустройства занимаются правительственные организации или учреждения, имеющие соответствующий статус в государственных структурах. Если рассматривать сферу товаров народного потребления, то к ее нормативной базе относятся директивы, регламенты, нормы и стандарты, касающиеся двух сфер: обороны страны и защиты прав граждан, т. к. значительная часть товаров народного потребления относится к продукции двойного назначения.

Нигде в мире, кроме России, эта деятельность не отдана на откуп производителям продукции. Потому и буксуют проекты технических регламентов в течение четырех лет - их содержание несовместимо с понятиями демократического общества. По существу, мы наблюдаем очередное испытание российской демократии на прочность.

Можно утверждать, что сегодня процесс создания государственной нормативной базы безопасности и конкурентоспособности товаров народного потребления, особенно пищевой продукции, из нормативно-технического превращается в псевдополитический.

Рисунок Игоря КИЙКО



Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100