Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум


Книга "В трясине псевдорыночных реформ...
Хроники развала экономики России и возможности выхода из кризиса"

Моисей Гельман


Реформа электроэнергетики: бунт миноритарного акционера
Миноритарный акционер РАО «ЕЭС» Моисей Гельман хочет повернуть вспять энергореформу


Екатерина Гуркина,
RBC daily
 
2 ноября  (2004 г.) произошло, не замеченное большинством центральных СМИ,  весьма примечательное событие, – совместная пресс-конференция миноритарного акционера РАО «ЕЭС» Моисея Гельмана, заместителя председателя комитета Госдумы по промышленности Юрия Савельева и академика РАН Камо Демирчяна. Речь шла о жалобе г-на Гельмана, направленной в Конституционный суд, с требованиями признать положения нормативно-правовых актов по реформированию РАО «ЕЭС» противоречащими российской Конституции. Эксперты полагают, что даже сейчас, при очень сильном желании высших инстанций, реформу еще можно повернуть вспять. А в РАО «ЕЭС» инициатива г-на Гельмана вызвала искреннее изумление.

Моисей Гельман – главный редактор газеты «Промышленные ведомости», обладатель десятка акций РАО «ЕЭС» обратился в КС с жалобой признать положения нормативно-правовых актов по реформированию РАО «ЕЭС», принятых в сентябре прошлого года, противоречащими Конституции РФ (текст см. ниже). Помимо этого, он подал заявление в московскую прокуратуру о нелегитимности совета директоров РАО «ЕЭС» ввиду незаконности избрания в него членов Совета Федерации Валентина Завадникова и Александра Казакова. По мнению заявителя, в случае принятия положительных решений соответствующих инстанций по этим заявлениям намеченную реформу электроэнергетики можно приостановить.
«Некоторое время назад я купил десять акций РАО «ЕЭС» для того чтобы получить законные основания противостоять реформе электроэнергетики, – сообщил RBC daily Моисей Гельман. – Реализация нынешней схемы реструктуризации российской электроэнергетики приведет к разрушению единой системы энергоснабжения страны. Дело в том, что дробление на части энергокомпаний приведет к снижению их суммарной капитализации и, соответственно, уменьшению инвестиционной привлекательности, на которую так рассчитывают авторы реформы. РАО «ЕЭС» создавалось как компания, гарантирующая надежность энергоснабжения потребителей и народного хозяйства и повышение эффективности ее деятельности. А что мы видим сейчас? Затраты растут с каждым годом». По мнению г-на Гельмана, состязательность в российской электроэнергетике невозможна в принципе, и попытки реорганизовать отрасль по методу, предложенному Анатолием Чубайсом, в других странах (например, в Англии) привели к тому, что малоэффективные производственные мощности закрывались и в результате возникал острый дефицит электроэнергии. «В электроэнергетике должна оставаться естественная монополия», – утверждает г-н Гельман.

Заявления Моисея Гельмана не столь декларативны, как может показаться на первый взгляд. Взамен «рыночности» электроэнергетического сектора он предлагает так называемую «бассейновую стратегию». Как рассказывает эксперт, Единая энергетическая система России (ЕЭС) представляет собой систему бассейнов двух уровней. Первый уровень, общероссийский, образуют шесть больших сообщающихся между собой бассейнов, размещенных в европейской части страны, Сибири и Забайкалье, т. е. в границах шести часовых поясов. Именуются эти бассейны «объединенными энергосистемами», которые являются сегодня подразделениями РАО «ЕЭС». Они наполняются электроэнергией расположенных внутри них крупных электростанций, работающих параллельно, т. е. как единый генератор.
 
Каждый из этих бассейнов размещен примерно в границах того или иного федерального округа и питает электроэнергией группу более мелких региональных бассейнов, которые представляют собой соответствующие региональные энергосистемы. В большинстве из них также есть свои параллельно работающие электростанции, но менее мощные, чем в больших бассейнах, – в основном это теплоэлектроцентрали (ТЭЦ), вырабатывающие одновременно тепло и электроэнергию. Именно такое «строение», по мнению г-на Гельмана, является наиболее оптимальным для нашей страны. А хозяйствующим субъектом он предлагает сделать эти самые «объединенные энергосистемы», которые пока что являются всего лишь технологическими подразделениями энергохолдинга.
Что касается самих «электрических» законов, то г-н Гельман утверждает, что для их принятия мало было мнения государства как основного акционера – необходимо было хотя бы формальное одобрение реформы собранием акционеров энергохолдинга в соответствии с законом «Об акционерных обществах». В итоге, дескать, нарушена и Конституция. «Г-н Завадников и г-н Казаков по закону о статусе члена Совета Федерации не могли быть избраны в совет директоров, поскольку они являются членами Совета Федерации. Если мне удастся доказать это, то, таким образом, работа совета директоров РАО «ЕЭС» будет приостановлена», – утверждает г-н Гельман.

В РАО «ЕЭС» очень удивились начинаниям миноритария РАО «ЕЭС». «То есть г-н Гельман хочет сказать, что законы, подписанные президентом РФ, противоречат Конституции?» – «риторически» уточнили у RBC daily в пресс-службе энергохолдинга, напомнив при этом, что один бывший член совета директоров РАО «ЕЭС» не раз пытался оспорить в суде законность нахождения в должности главы РАО «ЕЭС» Анатолия Чубайса, но у него ничего не вышло. По поводу экономических претензий в РАО «ЕЭС» подчеркнули, что «схема реформирования электроэнергетики, предложенная Анатолием Чубайсом и командой его менеджеров, не является калькой с метода какой-то определенной страны, а суммирует опыт разных держав с очень аккуратной адаптацией применительно к российской энергосистеме». Кроме того, сказали в пресс-службе, процесс разделения по видам бизнеса в региональных АО-энерго уже продемонстрировал, что никакого ущерба для населения реорганизация не принесла.
Эксперты же считают, что доводы г-на Гельмана и других противников намеченного реформирования РАО «ЕЭС» имеют под собой некоторые основания. «Я думаю, что г-н Гельман апеллирует к сомнениям в правительстве (а они, несомненно, есть) по поводу распродажи генерирующих активов. Несмотря на то что, казалось бы, реформа прошла «точку невозврата», если «верхи» власти проявят соответствующую инициативу, то реформу, действительно, пока еще можно остановить. Ведь пока еще не приняты ключевые решения – по схемам распродажи генактивов и по расширению рынка в целом», – сказал RBC daily аналитик ИК «Церих» Николай Подлевский. «Что касается законности принятия постановлений по электроэнергетике, то можно сказать одно: в большом деле невозможно соблюсти все «запятые», хотя, безусловно, нужно стараться максимально соблюдать действующее законодательство», – добавил эксперт. Сам же г-н Гельман настроен очень решительно. «До тех пор, пока акции генерирующих компаний не начали распродавать, при наличии политической воли реформу можно повернуть вспять», – сказал он RBC daily.       
 
 
 
                                                          В Конституционный Суд Российской Федерации

                                                         От акционера РАО «ЕЭС России» Гельмана М. М.
                                                
                                                           ЖАЛОБА
на нарушение при реформировании РАО « ЕЭС России» моих имущественных прав как гражданина, акционера РАО «ЕЭС России», и ограничение моей свободы совместного с другими акционерами этого общества распоряжения общим имуществом.

Основанием для рассмотрения жалобы являются вызвавшие упомянутые нарушения несоответствия Конституции РФ в части п. 2 ст. 55, п.1 ст. 15, пп.2 и 3 ст.35, п.1 ст. 8, п. 2 cт. 34, п. «и» ст.71 и ст. 76 следующих подлежащих применению при реорганизации РАО «ЕЭС России» нормативно – правовых актов:

- Постановления Правительства Российской Федерации от 11 июля 2001 года № 526 «О реформировании электроэнергетики Российской Федерации» - полностью; 

- Федерального закона РФ от 26 марта 2003 г. №35-ФЗ « Об электроэнергетике» - в части главы 6;

- Федерального закона РФ от 26 марта 2003 г. №36- ФЗ « Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона « Об электроэнергетике» - в части ст. 4. 

                                     Позиция подателя настоящей жалобы
Согласно п.2 ст.55 Конституции РФ «в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Однако перечисленные выше нормативно-правовые акты, принятые для реорганизации РАО «ЕЭС России», нарушили как упомянутую конституционную норму, так и ряд других положений Конституции РФ. В результате искусственно будет занижена капитализация акций РАО «ЕЭС», чем нарушатся имущественные права его акционеров, в том числе мои, а также будут ограничены права и свободы миноритарных акционеров этого общества, в том числе мои, совместного распоряжения общим имуществом. И вот по каким основаниям.

1. В соответствии с п. «и» ст. 71 Конституции РФ федеральные энергетические системы относятся к исключительному ведению Российской Федерации. Отнесение федеральных энергетических систем к предметам ведения Российской Федерации обусловлено их особым характером и важностью для государства, физическими, технологическими и экономическими особенностями функционирования, превращающими их в естественные монополии, необходимостью вследствие этого централизованного управления ими и их финансирования.

Крупнейшей системой, производящей и снабжающей электрической и тепловой энергией значительную часть территории страны, является федеральная Единая энергосистема (ЕЭС), входящая в РАО «ЕЭС России». РАО «ЕЭС России» было создано в соответствии с Указом Президента РФ от 15 августа 1992 года № 923. Согласно этому Указу Госкомимуществу поручалось «учредить государственное Российское акционерное общество энергетики и электрификации в целях обеспечения надежности энергоснабжения народного хозяйства и населения, повышения эффективности функционирования ЕЭС». Из упомянутого Указа и учредительных документов РАО «ЕЭС России», как и из самого названия РАО («Единая энергосистема России») следует, что Единая энергосистема является общероссийской, то есть федеральной.

Основные направления реформирования электроэнергетики Российской Федерации, одобренные упомянутым выше Постановлением Правительства РФ № 526 от 11 июля 2001 года, провозглашают такой принцип реформирования российской энергетики, как «демонополизация и развитие конкуренции в сфере производства, сбыта и оказания услуг в области энергетики». Ставится задача «создать конкурентные рынки электроэнергии во всех регионах России, в которых организация таких рынков технически возможна». Для осуществления этих задач Постановлением в подразделе 2 раздела II – Реформирование электроэнергетической отрасли - предписано разделить организационно, технологически и экономически ЕЭС на функциональные части (компоненты) и передать их в собственность новым независимым хозяйствующим субъектам. Но такой раздел федеральной энергосистемы исключает возможность реализации упомянутой выше нормы пункта «и» статьи 71 Конституции Российской Федерации, так как будет разрушен сам объект – предмет ведения, следствием чего явится нарушение моих конституционных прав как гражданина, владельца акций и акционера РАО «ЕЭС России». И вот почему.

ЕЭС физически, организационно и технологически является единой системой, расположенной в Европейской части страны, Сибири и Забайкалье. Она включает в себя все электростанции на этих территориях, связанные для обеспечения их параллельной работы сетью линий электропередачи, а также распределительные сети с понижающими напряжение подстанциями для подключения потребителей, и подсистему диспетчерского управления системой. Это было регламентировано президентским Указом об учреждении РАО «ЕЭС России», и обусловлено тем, что производство, передача и распределение электроэнергии по потребителям – процессы физически и технологически неразделимые, так как виртуальный товар – электроэнергию невозможно где-то хранить, а электромагнитная волна, передающая электроэнергию, распространяется по проводам со скоростью света.

Столь быстро протекающие и неразделимые процессы требуют иерархического организационного и технологического единства управления ими. Поэтому одной из основных функций РАО «ЕЭС России», как записано в его Уставе и в упомянутом Указе Президента, является централизованное управление этой системой, включая производство, передачу и распределение электроэнергии.
Существование, а значит целостность федеральных энергосистем, важнейшей из которых является Единая энергосистема, закреплены в п. «и» статьи 71 Конституции РФ. Именно поэтому контрольный пакет акций РАО «ЕЭС России» принадлежит государству, благодаря чему Единая энергосистема юридически находится в ведении Российской Федерации. Однако, чтобы эта конституционная норма выполнялась, она должна одновременно распространяться и на все системообразующие функциональные части (компоненты) ЕЭС. Это обусловлено следующими обстоятельствами.
Понятие «ведение» согласно Толковому словарю С.И. Ожегова означает «сфера деятельности, управления». Известно, что управление объектом (системой) должно быть направлено на решение этим объектом определенной задачи по заданным критериям. Для РАО «ЕЭС России», как сказано в Указе по его учреждению, такой общесистемной задачей является «обеспечение надежности энергоснабжения народного хозяйства и населения, и повышение эффективности функционирования Единой энергосистемы».

Решать эту задачу, учитывая упомянутые выше свойства электроэнергии, можно только на основе единства и координации управления всеми частями Единой энергосистемы, что и записано в Уставе РАО «ЕЭС России». Именно единое оперативно-технологическое управление всеми станциями и перетоками электроэнергии позволяет в считанные секунды реагировать на колебания нагрузки и поддерживать стандартную частоту электрического тока по всей стране, а тем самым статическую и динамическую устойчивость всех федеральных энергосистем – ЕЭС и изолированных от нее на Востоке России. Наличие разных собственников у разных функциональных компонентов ЕЭС чревато катастрофами из-за весьма возможных несогласованностей между ними или даже кратковременных задержек в принятии единых решений по управлению при возникновении аварийных ситуаций. Об этом свидетельствуют, в частности, и опыт США. Там из-за отсутствия организационно и технологически единой системы энергоснабжения страны и единого оперативного диспетчерского управления системами энергоснабжения различных штатов, при существовании рыночных отношений в электроэнергетике, объекты которой принадлежат исключительно частным собственникам, преследующим чисто коммерческие цели, несколько раз происходили масштабные аварии с отключением электроэнергии во многих регионах.
Намеченное обжалуемым постановлением Правительства выделение из РАО «ЕЭС России» электростанций, разделение РАО на множество коммерчески самостоятельных генерирующих компаний, контрольные пакеты акций которых будут принадлежать уже не государству, и прекращение государственного регулирования тарифов на электроэнергию в итоге приведет к отчуждению у Российской Федерации нынешнего ее права влиять на использование и развитие источников энергоснабжения страны, а значит и на решение общесистемной задачи – надежного энергоснабжения потребителей. Иначе говоря, все это в результате исчезновения объекта – предмета ведения приведет к утрате федерального ведения федеральными энергетическими системами.

Вместе с тем, согласно упомянутому правительственному Постановлению № 526 разделение РАО «ЕЭС России» на множество самостоятельных компаний - генерирующие, системного оператора и сетевую - будет сопровождаться упразднением региональных АО – энерго, дочерних компаний РАО «ЕЭС России». Тем самым исчезнут юридические лица, ответственные за конечный результат – энергоснабжение потребителей. Ведь никто в стране больше не будет владеть единым комплексом технологических средств, обеспечивающих энергоснабжение как физически неразделимые процессы производства электроэнергии и ее передачи потребителям. Это еще больше снизит надежность энергоснабжения потребителей. А снижение надежности и отсутствие юридического лица, ответственного за конечный результат и платежи за него, снизит инвестиционную привлекательность каждой из организационно и коммерчески разделенных функциональных частей нынешней ЕЭС. В частности, увеличится вероятность аварий, а значит и дополнительных потерь для инвестора. Но главным образом инвестиционная привлекательность этих функциональных частей после их передачи разным собственникам снизится в силу разделения суммы активов РАО «ЕЭС России». Дело в том что, суммарная рыночная и суммарная залоговая стоимости отдельных компонентов вне Единой энергосистемы будут меньше их нынешних соответствующих стоимостей в рамках РАО «ЕЭС России». Тем самым будут ущемлены мои имущественные права – понизится доходность и ликвидность как принадлежащих мне сейчас акций РАО «ЕЭС России», так и акций новых компаний, выделенных из РАО «ЕЭС», которые я получу в обмен на нынешние.

Сказанное можно пояснить таким примером. Допустим владельцу доходного дома, сдающему квартиры внаем, потребовалось отремонтировать часть квартир. Для их ремонта он может получить кредит в банке под залог своего дома. Причем его залоговая стоимость будет много меньше рыночной. Как в ломбарде. Что касается кредитора, то возврат кредита гарантировался бы получением хозяином дома квартплаты с жильцов неремонтируемых квартир.

Если бы хозяин упомянутого дома руководствовался логикой правительственного постановления по реформированию электроэнергетики, то для привлечения инвестиций на ремонт квартир он должен был бы продать все квартиры новым владельцам - пусть сами их обновляют. Но тогда залоговая стоимость обветшалых квартир окажется близкой к нулевой. Залоговая же стоимость всех квартир будет меньше чем дома в целом, когда им владел один хозяин. В результате снизится инвестиционная привлекательность этих квартир, дом начнет ветшать, его капитализация снижаться, и он, в конце концов, разрушится.
Таким образом, разделение РАО «ЕЭС России» на группу самостоятельных компаний приведет к снижению суммарной залоговой и суммарной рыночной стоимости новых акций этих компаний по сравнению с соответствующими стоимостями нынешних акций РАО «ЕЭС России». Снижение же залоговой стоимости акций, а следовательно соответствующих активов, приведет к снижению инвестиционной привлекательности новых компаний и их капитализации чем будет нанесен мне материальный ущерб.

Перечисленные выше процессы электроэнергоснабжения требуют, как отмечалось, единства управления ими в рамках федеральных энергосистем. И это единство закреплено в п. «и» ст. 71 Конституции РФ, согласно которому федеральные энергосистемы находятся в ведении Российской Федерации. Таким образом, эта конституционная норма одновременно защищает мои имущественные права как акционера РАО «ЕЭС России», запрещая делить энергосистемы на части, которыми владели бы разные собственники. Этот запрет увеличивает рыночную стоимость акций РАО «ЕЭС России» и, следовательно, инвестиционную привлекательность и капитализацию РАО.

Раздел имущества РАО «ЕЭС» будет связан с выпуском акций новых, выделенных из РАО «ЕЭС» компаний, которые обменяют на нынешние в пропорциях, соответствующих уставным капиталом новых компаний. Однако, как показано выше, рыночная капитализация всех пакетов новых акций окажется меньше капитализации нынешнего пакета РАО «ЕЭС», чем будут ущемлены имущественные права всех акционеров, в том числе мои. При этом акционеров РАО «ЕЭС» вынудят стать акционерами десятков других, вновь образованных акционерных обществ с заменой отчужденной у них собственности на иную, меньшей рыночной стоимости. Таким образом, часть имущества у акционеров РАО «ЕЭС», в том числе у меня, окажется изъятой без его равноценного возмещения, что нарушает п.3 статьи 35 Конституции РФ, в которой сказано, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.
Итак, упомянутое правительственное Постановление № 526 от 11 июля 2001 г. в части подраздела 2 - Реформирование электроэнергетической отрасли – раздела П противоречит п.3 ст.35, пп. 2 и 3 ст. 55, а также п. «и» ст. 71 Конституции РФ. Но не только.

2. Как отмечалось выше, согласно п. «и» ст.71 Конституции РФ федеральные энергетические системы находятся в ведении Российской Федерации. По предметам ведения Российской Федерации согласно п.1 ст.76 Конституции принимаются федеральные конституционные законы, имеющие прямое действие на всей территории страны. Причем согласно п.3 упомянутой ст.76 федеральные законы не могут противоречить соответствующим федеральным конституционным законам.
Так как федеральные энергосистемы и ЕЭС, в частности, принадлежат соответствующим акционерным обществам, то Федеральный конституционный закон «Гражданский кодекс РФ» в части ст.103 – Управление в акционерном обществе – следует отнести к законам по предмету ведения федеральными энергосистемами. Согласно п.5 этой статьи 103 решение о реорганизации или ликвидации акционерного общества - в нашем случае РАО «ЕЭС» - относится к исключительной компетенции общего собрания акционеров. Таким образом, обжалуемое Постановление Правительства РФ от 11 июля 2001 г.№ 526 «О реформировании электроэнергетики Российской Федрации» с одной стороны подменяет собой решения общих собраний акционеров РАО «ЕЭС» и его дочерних обществ, чем нарушаются п.5 ст.103 ГК и п.3 ст.76 Конституции РФ, а с другой - нарушает п.1 ст.76 Конституции, согласно которому по предметам ведения Российской Федерации принимаются законы - федеральные конституционные и федеральные, а не правительственные постановления. Причем реализация упомянутого правительственного постановления вопреки п. «и» ст.71 Конституции направлена, как отмечалось, на упразднение самого предмета ведения – Единой энергосистемы России. Чтобы осуществить намеченное, миноритариев РАО «ЕЭС», включая меня, фактически лишили права голоса принятием Федерального закона № 36-Ф3 «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходной период…».

3. Согласно п.2 ст.35 Конституции РФ «каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами» Эти права для членов любого акционерного общества, каковым является и РАО ЕЭС», конкретизированы в Федеральном законе «Гражданский кодекс РФ» и Федеральном законе «Об акционерных обществах».
Как отмечалось, согласно п.1 ст.103 ГК к исключительной компетенции общего собрания акционеров относится, в частности, «решение о реорганизации или ликвидации общества». Эта же норма содержится в п.1 ст. 48 закона «Об акционерных обществах», и согласно п.4 ст.49 этого закона решение о реорганизации или ликвидации общества принимается общим собранием акционеров большинством в три четверти голосов владельцев голосующих акций, участвующих в собрании.

Правительство РФ обладает в РАО ЕЭС» пакетом почти в 52% всех акций общества. Поэтому остальные акционеры, миноритарии, владеющие 48% акций, имели возможность отстаивания своих имущественных и иных прав. Однако такая возможность существовала до принятия обжалуемого закона № 36-Ф3 «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходной период…». Теперь статьей 4 этого закона регламентировано, что решения о реорганизации (разделении) РАО «ЕЭС», порядке распределения акций, формировании имущества обществ, создаваемых в результате реорганизации РАО «ЕЭС» и прочие решения, затрагивающие права акционеров, принимаются простым большинством голосов участников голосования» в органах управления РАО. При этом вопреки п.1 ст. 103 Гражданского кодекса компетенция органов управления этого общества в принятии решений не разграничена. Поэтому решение о создании нового акционерного общества - оптовой генерирующей компании №5 с выделением из РАО «ЕЭС» группы электростанций в нарушение Гражданского кодекса недавно принимало не общее собрание акционеров, а совет директоров РАО. Таким образом, миноритарии РАО «ЕЭС», включая физических лиц, в том числе и меня, фактически потеряли прежнее право на отстаивание своих интересов в РАО «ЕЭС» и возможность совместного использования и распоряжения имуществом общества.
Все эти права теперь перешли исключительно к государству, владеющему контрольным пакетом акций РАО «ЕЭС». Тем самым были нарушены пп.2 и 3 ст.35, п.2 ст.55, а также п.3 ст.76 Конституции и, следовательно, п.1 ст. 103 ГК РФ.

4. Обжалуемый Федеральный закон «Об энергетике» является законом по ведению в федеральных энергосистемах в части сбыта электроэнергии. Однако его гл.6 - «Оптовый рынок» - противоречит п.2 ст.34 Конституции РФ в части недопущения экономической деятельности, направленной на недобросовестную конкуренцию. Это положение раскрыто в ст.6 Федерального закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», где, в частности, сказано, что «запрещается заключение договора, иной сделки, соглашения или осуществление согласованных действий хозяйствующими субъектами, действующими на рынке одного товара, которые приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на аукционах и торгах, разделу рынка по объему продаж или закупок, ограничению доступа на рынок хозяйствующих субъектов, недопущению, ограничению или устранению конкуренции, ущемлению интересов каких-то хозяйствующих субъектов на этом рынке».

Между тем, согласно п.1 ст.32 гл.6 закона «Об электроэнергетике» «на оптовом рынке действует организованная система договоров между субъектами оптового рынка, определяющая основные условия деятельности соответствующих субъектов и условия продажи электрической энергии…». Принципы такой «организованности» – подача заявок спроса и предложений и установление «равновесной», то есть монопольно высокой цены для всех продавцов и покупателей. Занимается этим делом некоммерческое партнерство «Администратор торговой системы» – некое подобие биржи электроэнергии. В «Администраторе…» собирают заявки потребителей, примыкающих к тому или иному узлу, и отбирают для удовлетворения этих заявок предложения поставщиков соответствующего количества электроэнергии, начиная с самой дешевой. Продажной для всех согласно закону «Об электроэнергетике» устанавливается цена, запрашиваемая последним отобранным поставщиком. В законе она именуется «равновесной», а, по сути, является монопольно высокой, устанавливаемой поставщиками по сговору с «Администратором…», что позволит им на будущем “свободном” рынке получать сверхприбыли.
Кроме того, наряду с регламентацией продаж электроэнергии по «равновесной», монопольной высокой цене, устанавливаемой ее поставщиками по сговору с «Администратором торговой системы», закон «Об электроэнергетике» ограничивает или устраняет конкуренцию между поставщиками за счет установления трех очередей по приоритетности продаж виртуального товара. В первую очередь на рынок пускают атомные и крупные тепловые станции. А дешевая электроэнергия гидроэлектростанций принимается во вторую очередь, что противоречит устанавливаемой тем же законом очередности отбора предложений по стоимости электроэнергии - от низких цен к высоким вплоть до «равновесной».
Если тот или иной потребитель не захочет работать по заявкам с «Администратором торговой системы», он сможет заключить с каким-то поставщиком прямой договор. Но при этом отпускать ему электроэнергию станут уже в третью очередь, когда удовлетворят все заявки. Так что налицо явная дискриминация потребителей. Пойдут они на такой риск лишь, если договорятся о цене, которая будет много ниже замыкающей. Но кто же станет продавать электроэнергию себе в убыток? Только получивший «налом» в карман. А так как дешевая электроэнергия в дефиците, то продажа ее по прямым договорам с «откатом» приведет к дополнительному росту замыкающей «равновесной» цены в торгах по заявкам. Тем самым созданы дискриминационные условия для доступа на рынок электроэнергии и возможности для коррупции.

Таким образом, Закон «Об электроэнергетике» в части его гл.6 «Оптовый рынок» противоречит как п.2 ст.34 Конституции РФ, так и п.1 ст.8 Конституции, в котором декларируется поддержка государством конкуренции и свободы экономической деятельности ее субъектов, а следовательно противоречит ст. 6 упомянутого Федерального закона «О конкуренции». Дискриминация же отдельных энергокомпаний на рынке ведет к снижению рыночной стоимости имущества и доходов их акционеров, в том числе моих, что также в нарушение п.2 ст. 55 и п.2 ст.35 Конституции РФ умаляет мои конституционные права.
На основании всего вышеизложенного прошу признать не соответствующими Конституции РФ:
1. Постановление Правительства РФ от 11 июля 2001 г. № 526 «О реформировании электроэнергетики Российской Федерации» полностью как противоречащее п. «и» ст.71, п.п.1, 2, 3 ст.76, п.п.2, 3 ст.55 и п.3 ст.35 Конституции;
2. Федеральный закон РФ от 26 марта 2003 г. № 35-Ф3 «Об электроэнергетике» в части гл. 6, противоречащей п.2 ст.34 и п.1 ст.8 Конституции, что нарушает п.2 ст.35 и п.2 ст. 55 Конституции;
3. Федеральный закон РФ от 26 марта 2003 г. №36-ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона « Об электроэнергетике» в части ст.4 как противоречащей пп.2 и 3 ст.35, п.2 ст.55, п.3 ст.76 Конституции, и следовательно п.1 ст.103 Гражданского кодекса РФ.

В качестве эксперта прошу пригласить в заседание Конституционного Суда РФ академика Российской академии наук Демирчяна Камо Сероповича, предварительное согласие которого на то имеется.

12 октября 2004 г.                                                             Моисей Гельман

 

От редакции

Суд, не не приводя объективных доводов, в жалобе отказал. 



Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100