Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум


Книга "В трясине псевдорыночных реформ...
Хроники развала экономики России и возможности выхода из кризиса"

Моисей Гельман


Призрак коммунизма бродит по Чубайсу
Что кроется за демаршами главы РАО «ЕЭС России»?


                                                                «Промышленные ведомости», август 2000 г.
В последнее время частота виртуального явления народу Анатолия Чубайса на телеэкранах и страницах газет существенно возросла. Не утруждая себя особо аргументами, глава РАО «ЕЭС России» пытается внушить сограж­данам мысль о неотвратимости и значимости для всеобщего блага намеченной им очередной масштабной рефор­мы. Ее первые результаты - массовые отключения тепла и света еще в преддверии лучшей жизни многие уже почувствовали на себе. Вместе с тем, Анатолий Борисович уверяет публику, что он все еще ох как даже о-го-го!!! В смысле своей влиятельности. Ежели, конечно, его к стенке прислонить. «Семейной». Правда, на нее нынче, по­хоже, рассчитывать не очень приходится.
 
Тем не менее, недавно Анатолия Борисовича по-товарищески прислонил к себе Сергей Степашин. Как извест­но, широко разрекламированное заседание коллегии Счетной палаты, на котором должны были утвердить резуль­таты проверки использования федеральной собственности в РАО «ЕЭС России» и, в частности, незаконное отчуж­дение части акций этой компании иностранными лицами, закончилось ничем. Причиной тому послужили, по сло­вам Степашина, «внезапно (?) обнаруженные серьезные противоречия в материалах проверки аудитора, и аргумен­тах, представленных руководителями энергетической компании».
 
Следует заметить, проверка длилась целый год, а с результатами проверок обычно предварительно знакомят проверяемых. Так что «внезапно» обнаруженные серьезные противоречия должны были быть рассмотрены забла­говременно, и тогда упомянутое заседание коллегии Счетной палаты не превратилось бы в бенефис Анатолия Бо­рисовича. Ведь судя по растиражированным прессой «apryментaм руководителей энергетической компании», вы­сказанных на коллегии Чубайсом, то был явный блеф, весьма для него характерный, к которому он прибегает при необходимости прикрыть свои неблаговидные дела.
 
Вспомним, как, разоблачив в конце июня 1996 года «заговор против царя и отечества», Чубайс спас тогда себя и своих подельников от крупных неприятностей, грозивших им в связи с выносом свыше полумиллиона долларов из Белого дома. Результаты же проверки Счетной палаты Ана­толий Борисович расценил как «попытку коммунистического реванша». По всей видимости, разоблачение комму­нистического заговора, вызревавшего в Счетной палате во время проводившейся проверки деятельности РАО «ЕЭС России», потребовалось, чтобы оттянуть обнародование результатов этой проверки. Ведь судя по «peвaн­шистским устремлениям» проверявших компанию, их выводы, надо полагать, далеко не безобидны для Чубайса. А выиграть время необходимо, чтобы ничто не помешало не мытьем, так катанием заставить правительство при­нять декларируемую Чубайсом программу реструктуризации компании и тем самым отвлечь внимание от развали­ваемого под его руководством электроэнергоснабжеиия страны.
 
Но что на самом деле кроется за намерениями реформировать российскую электроэнергетику? Анализ пока­зывает: «реструктуризация» единой энергосистемы, а, попросту говоря, ее раздел на самостийные куски, затева­ется для прикрытия нового масштабного передела собственности, направленного против интересов страны и ее безопасности. И для его осуществления, похоже, затеяна многоходовая иезуитская комбинация, по сценарию кото­рой принят даже федеральный закон, ограничивающий иностранным лицам размеры владения акциями РАО «ЕЭС России». Закон же этот умышленно не исполняют, дабы держать иностранных акционеров на крючке и, пу­гая реприватизацией, манипулировать их голосами.
 
Коль сапоги начнет тачать пирожник…
 
Чтобы осознать все негативные последствия намерений Чубайса разделить единую энергосистему страны (ЕЭС) на множество узко­профильных самостоятельных ком­паний, занятых только либо произ­водством, либо передачей, либо рас­пределением электроэнергии, необ­ходимо четко понимать, для чего со­здавалась ЕЭС (не дураки же ее придумали), а также принципы ее построения и функционирования.
 
Образно и упрощенно единую энергосистему можно представить в виде группы сообщающихся между собой бассейнов. Первый из них ­- самый большой, условно общефеде­ральный, размещается на террито­рии европейской части страны, Ура­ла и Сибири. Наполняют его, при­чем наиболее дешевой электро­энергией, самые крупные и эффек­тивные электростанции, именуемые федеральными. Вода в этом бассей­не перетекает на дальние расстоя­ния. Образуют его дальнемагист­ральные линии электропередачи с самыми высокими напряжениями ­500, 750 и 1150 киловольт, что позволяет уменьшить потери электро­энергии при ее транспортировке за тысячу километров.
 
По одному бассейну-распредели­телю имеется в каждом регионе, почти каждый из них со своими на­полняющими его станциями. Но эти станции менее мощные, чем в феде­ральном бассейне, а вырабатывае­мая ими электроэнергия более до­рогая. Причем лишь несколько ре­гионов могут круглый год сполна обеспечивать себя собственными источниками «воды», а прочие, в той или иной мере, заимствуют ее из общефедерального бассейна.
 
Перетоки осуществляются следу­ющим образом. На территориях, расположенных примерно в рамках федеральных округов, размещены межрегиональные бассейны, с которыми соединены соответствующие региональные (называются они «ре­гиональные энергосистемы» - АО-­энерго). Заполняются промежуточ­ные бассейны (называются они «объединенные энергосистемы») электроэнергией из общефедераль­ного бассейна. При этом напряже­ние ее понижается до 380, 220 и 110 кВ, и она перетекает в региональ­ные бассейны по мере надобности. Но воду в промежуточные бассейны подают и расположенные на их тер­риториях федеральные станции по линиям электропередач с соответст­вующими напряжениями. А из этих линий через понижающие напря­жение подстанции электроэнергия перетекает в региональные систе­мы, где напряжение дальше транс­формируется в более низкие значе­ния под нужды потребителей. Вмес­те с тем, через промежуточные бас­сейны перетекает также электро­энергия некоторых региональных станций.
 
В чем же преимущества подобной бассейновой системы? Если бы каж­дый регион снабжался водой из соб­ственного изолированного бассейна при условии достаточной мощности наполняющих его источников, то по ночам, когда потребление падает, пришлось бы куда-нибудь сливать лишнюю воду. Дело в том, что большую часть электростанций страны составляют тепловые (ТЭС) и атомные (АЭС). Чтобы значи­тельно снизить ночью мощность ТЭС, надо погасить соответствую­щее количество котлов и остано­вить тепловые турбины, а на АЭС осуществить достаточно сложные операции со стержнями, в которых заключено ядерное топливо.
 
Так вот, полный сброс мощности и ее последующее восстановление зани­мают на ТЭС от 6 до 8 часов, а на АЭС - около суток. По этой при­чине мощность таких станций сни­жают по ночам лишь примерно на 20--30%, и поэтому почти во всех странах, особенно небольших, рас­положенных в одном часовом поясе, где энергосистемы однобассейно­вые, вынуждены в нерабочее время сливать излишки электроэнергии в буквальном смысле на улицы. Именно этим обстоятельством объ­ясняется, почему там по ночам раз­лито море света, освещающего са­мые глухие закоулки.
 
А у нас общефедеральный бас­сейн охватывает примерно 8 часо­вых поясов, и по мере смены в реги­онах дня и ночи вода циклически пе­ретекает в нем с востока на запад и обратно. Наличие системы сообща­ющихся бассейнов, вместо множест­ва изолированных региональных, позволяет также существенно сни­зить суммарно потребную мощ­ность электростанций. В дорефор­менные времена эта экономия со­ставляла примерно 20 млн. кВт. На самом деле экономия оказывается существенно большей. Ведь в изо­лированных бассейнах, ,по мировым меркам, требуется иметь еще про запас, на случай аварий, около 40% резервных мощностей. А при об­щем бассейне и наличии станций, размещенных в разных часовых по­ясах, допустим меньший резерв. К тому же и надежность ЕЭС сущест­венно выше изолированных энерго­систем, таких, как, к примеру, в США, где в отличие от российской системы возникали крупные ава­рии. После чего американцы начали внедрять у себя наши бассейновые принципы.
 
Следует отметить еще одно важное обстоятельство. До ак­ционирования ЕЭС находилась под крышей российского министерства энергетики, являвшегося, подобно МПС, хозяйствующим субъектом и естественным монополистом. Уп­равление перетоками электроэнер­гии было тогда централизованным и оптимальным, при котором доби­вались минимизации затрат в систе­ме в целом. Для этого, в первую очередь, вырабатывалась и исполь­зовалась наиболее дешевая элект­роэнергия федеральных"станций, а менее эффективные станции, по­требляющие больше топлива на 1 кВт.ч, наполняющие региональ­ные бассейны, включались, в основ­ном, осенью и зимой, когда возрас­тало потребление энергии.
 
После акционирования в хозяйст­вующие субъекты превратил и реги­ональные энергосистемы, и вместо одного естественного монополиста их оказалось около 80. Иначе гово­ря, джинн, выпущенный из бутылки с этикеткой «Минэнерго», превра­тился в многоголовую гидру, каж­дая голова которой требует теперь себе подношений. Так как разрушили централизованное управление ЕЭС, то нынче в регионах на всю катушку  круглый год используют собственные станции с более дорогой электро­энергией, что для региональных АО-энерго, да и властей, коммерче­ски выгодней: прибыли и налогов  на халяву больше набегает, чем при пользовании федеральным бассей­ном. Ведь за все «издержки» платит потребитель. А федеральный бас­сейн в сочетании с промежуточны­ми лукаво назвали федеральным оп­товым рынком электроэнергии и мощности (ФОРЭМ). Однако стан­ции, наполняющие его более деше­вой электроэнергией, загружены теперь в среднем в год всего на треть своей мощности, а тарифы им устанавливает государство. О какой конкуренции и о каком рынке мо­жет идти речь при этом?
 
Конкуренция диктатуры
 
По самым приблизительным оценкам, в результате непродуман­ного акционирования электроэнер­гетики, разрушившего прежнее ор­ганизационное и технологическое единство ЕЭС и, в частности, опти­мизацию перетоков, расход топли­ва при производстве электроэнер­гии в сравнении с прежними време­нами возрос не менее чем на 20%. Поэтому одно лишь восстановле­ние прежнего оптимального управ­ления перетоками позволило бы существенно снизить затраты на производство электроэнергии, а следовательно, и тарифы.
 
Чубайс же предлагает разрушить органи­зационное и технологическое един­ство теперь уже региональных сис­тем, разделив их на независимые генерирующие, сетевые и сбыто­вые компании, причем в новое мно­жество генерирующих компаний вольются и крупные федеральные тепловые станции. Тем самым бу­дет окончательно похоронена прежняя  ЕЭС. Однако Чубайс ут­верждает, что благодаря его нова­циям возникнет конкуренция меж­ду станциями и электроэнергия по­дешевеет, а иностранные инвесто­ры побегут становиться в очередь с предложениями денег на обновле­ние оборудования. Возможно ли такое?
 
Что касается конкуренции, то это очередной блеф, так как она возникает лишь при равных для всех участников условиях состяза­тельности. А таких условий нет в принципе. И вот почему.
Во-первых, примерно 60% мощ­ностей всех тепловых станций при­ходится на местные ТЭЦ, многие из которых не имеют выхода даже в межрегиональные бассейны. Во­-вторых, станции, работающие на ФОРЭМ, распложены в разных точках страны, и стоимость элект­роэнергии в месте ее потребления складывается из отпускной цены на электростанции, а также стоимос­ти ее передачи и распределения с учетом многократной трансформа­ции напряжения. И если за морем телушка будет стоить даже полу­шку, то за перевозку придется рубль платить, и цена для потреби­теля окажется в 2--4 раза большей. Дело в том, что основная часть ли­ний электропередач работает с напряжением 220, 380 и 500 кВ, транспортировка электроэнергии по которым экономически выгодна лишь на расстояния до 300 - 400 км, а для более удаленных потреби­телей существенно увеличиваются затраты из-за роста потерь энергии в проводах. Поэтому рынки сбыта на местах, причем на многих моно­польно, займут близрасположен­ные к ним электростанции, как это уже произошло при акционирова­нии, но тарифы им теперь никто ус­танавливать не будет со всеми вы­текающими из этого последствия­ми. Вплоть до сговора о ценах. Так что естественные монополисты превратятся в диктаторов, которые будут состязаться в обдирании по­требителей.
 
Что же касается инвестиций, то их охотнее вкладывают в большие рентабельные системы, работаю­щие на конечную высоколиквид­ную продукцию, сбыт которой га­рантирует окупаемость и возврат вложений. У нас же рентабель­ность энергетического «семейст­ва» скатилась до 10%, а «живыми» деньгами оплачивается менее половины потребляемой энергии. Поэтому за все годы существова­ния РАО «ЕЭС Россию> ни один частный инвестор не рискнул вло­жить свои кровные в эту компа­нию, если не считать первичное приобретение ее акций фактичес­ки задарма, выручка от которых попала в бюджет. А после раздела «по Чубайсу» куски ЕЭС окажутся еще менее привлекательными. Ведь примерно треть мощностей электростанций (около 70 млн. кВт) И 40% оборудования линий электропередач, а также подстан­ций выработали свой ресурс.
 
Кро­ме этого, за последние три года пребывания у руля компании не­специалистов, сначала скандально известного Бревнова, а затем Чубайса, кредиторская задолжен­ность РАО «ЕЭС России» перегна­ла дебиторскую (до этого было на­оборот), и эта разница уже при­близилась к 20 млрд. рублей. К то­му же примерно 40% предприятий отрасли убыточны, и вновь орга­низованные с их участием компа­нии получат в наследство громад­ные долги. Кто же с такими вери­гами сможет конкурировать на равных, не говоря уже о весьма со­мнительной привлекательности подобных объектов для инвести­ций?
 
О неблагополучии в управлении экономикой электроэнергетики свидетельствуют и начавшиеся ны­нешним летом (!) массовые отклю­чения потребителей из-за дефици­та топлива. Но ведь уровень опла­ты потребляемой энергии сейчас составляет 98%. Куда же деньги де­ваются?
 
Следует заметить, отключают потребителей по команде Чубайса за прежние долги. При этом стра­дают невинные люди, в том числе находящиеся в больницах, жизни которых из-за обесточенности медицинской аппаратуры угрожает опасность. По сути, Чубайс при­своил себе судебные и каратель­ные функции, что явно противоре­чит российскому законодательст­ву. Однако вместо того, чтобы власть употребить, правительство Чубайсу все пока спускает с рук, хотя он не владелец компании, а всего лишь наемный управляю­щий, некомпетентность которого очевидна уже многим. Ведь от­ключая потребителей за старые долги при том, что они сейчас пла­тят сполна, Чубайс лишает тем са­мым доходов, прежде всего, самих энергетиков: они прекращают производство электроэнергии, за которую можно сегодня получать деньги.
 
Одновременно наносится  громадный ущерб государству, так как останавливаются предприятия и уменьшаются налоговые 'плате­жи. А обесточенные предприятия не могут выплачивать свои долги РАО «ЕЭС России». К тому же от­ключения электроэнергии прово­цируют социальные взрывы и не­довольство людей властью. Каков же уровень профессионализма уп­равляющих компании, игнорирую­щих тривиальные основы эконо­мики производства?
 
Предлагая свою утопическую про­грамму новой реструктуризации от­расли, направленной на окончатель­ный развал ЕЭС, Чубайс, естествен­но, не представил абсолютно ника­ких расчетов, обосновывающих хотя бы экономическую эффективность его новаций. Понятно, что доказать недоказуемое невозможно. Остается одна риторика, которой почему-то многие верят. Тогда эти люди долж­ны поверить и в возможность ком­мерческой рентабельности грузопе­ревозок на узлах разобранного авто­мобиля, и в возможность инвестиций в развитие таких «перевозок».
 
Спрашивается, так во имя чего все затевается? Не приходится со­мневаться, что Чубайс хочет как можно скорее освободиться от от­ветственности за энергоснабжение страны, с которым он не справил­ся, взвалив ее на будущие специа­лизированные компании. А осво­божденная от такой ответственно­сти материнская компания займет­ся сбором денег с потребителей. Но на самом деле, как отмечал ось выше, под прикрытием реструкту­ризации намечается новый мас­штабный передел собственности. Причем новые хозяева, возможно, получат на халяву еще и богатое приданое, многократно превосхо­дящее суммарный нынешний ус­тавный капитал РАО и его «до­чек».
 
Как Алик и Толик делили пирог
 
Возможности для такого передела путем распродажи государствен­ной доли активов компании заложи­ли при акционировании электро­энергетики все тот же Анатолий Чубайс со своим ближайшим спо­движником Альфредом Кохом, или Аликом, как нежно называет его Толик.
 
В августе 1992 г. президент страны своим указом поручил Госкомиму­ществу учредить гocyдapcтвеннoe РАО «ЕЭС России» и внести в его ус­тавный фонд не менее 49% акций, принадлежавших государству в ус­тавных капиталах вновь учреждае­мых предприятий энергокомплекса, а также полную стоимость всех ма­гистральных линий электропередач, крупных электростанций и подстан­ций. Следовательно, уставный капи­тал РАО «ЕЭС России» должен быть сегодня никак не меньше сум­марного уставного капитала его «до­чек», так как все имущество отрасли перед ее акционированием являлось государственным. Однако капитал материнской компании оказался в 7 раз меньше. И это, как показано ни­же, неспроста.
 
В ноябре 1992 г. президент стра­ны издает еще один указ, № 1334, согласно которому за государст­вом почему-то закреплялся лишь 51 % акций пакета РАО «ЕЭС Рос­сии». Но зато усиливалось госу­дарственное управление компани­ей. Согласно этому указу предсе­датель правления и представители государства в виде коллегии в со­вете директоров назначались пра­вительством страны. Продаваться акции после их выпуска должны были также на условиях и поста­новлениями правительства.
 
И еще одно немаловажное обстоятельст­во: этим указом предписывалось 20% акций продать исключитель­но российским гражданам за при­ватизационные чеки. Следует под­черкнуть, что, вопреки утвержде­нию Чубайса на коллегии Счетной палаты, данный президентский указ действует по сию пору, но Чу­байс с Кохом, последовательно возглавлявшие Госкомимущество, грубо пренебрегали им.
 
С сентября 1993 г. по июнь 1994 г. российским гражданам в обмен на ваучеры продали вместо 20% лишь 2% выделенных президентским указом акций, а еще почти 15% были распроданы за деньги, в том числе более 10% иностранным ли­цам. Куда подевались остальные акции из президентской квоты для российских граждан - владельцев ваучеров, Счетная палата, прове­рявшая в 1998 г. законность прива­тизации компании, так и не смогла обнаружить. Очевидно, чтобы за­мести какие-то следы, ГКИ уже после 1 июля 1994 г., дня заверше­ния продаж акций за чеки, да еще и задним числом, дважды противо­законно вносило изменения в упо­мянутую президентскую квоту. Сначала Кох поправил президента в октябре 1995 г., когда своим рас­поряжением снизил квоту акций до 17,25%, а еще спустя год заме­нил квоту на 19,3%. Тем самым были нарушены не только упомя­нутый указ N2 1334, но и правила финансовой отчетности и доку­ментооборота.
 
Кто смог подсунуть Борису Ель­цину указ N2 1334, согласно кото­рому в руках государства должен был остаться лишь 51 % акций РАО «ЕЭС России», можно только догадываться. Ведь при таком па­кете государство потеряло кон­троль за принятием стратегичес­ких решений на собрании акционеров, для чего требуется обладать квалифицированным большинст­вом. Оно, согласно уставу компании, составляет 75% голосов. И со­ответствующий пакет акций пред­писывает государству иметь Кон­ституция РФ, принятая в декабре 1993 г. Ведь в ее статье 71 прямо сказано, что «федеральные энер­гетические системы находятся в ведении Российской Федерации». Правда, нередко приходится слы­шать, что понятие «федеральные энергетические системы», мол, не расшифровано законодательно. Попробуем разобраться в этом. Что касается словосочетания «энергетическая система», то его научно обоснованное содержание давно известно специалистам: это автоматизированный комплекс технических средств, обеспечива­ющих электроэнергоснабжение потребителей.
 
В комплекс входят электростан­ции. линии электропередач. транс­форматоры напряжения. распредели­тельные подстанции и автоматичес­кие управляющие устройства. при­чем часть функций управления вы­полняют операторы. Если из такого энергокомnлекса изъять один из ви­дов перечислеиных средств. он пере­стает быть системой. подобно тому как автомобиль перестает быть тако­вым в отсутствие двигателя или ко­лес. ЕЭС охватывает значительную часть территорни страны и поэтому является федеральной системой. Вместе с тем. согласно соответствую­щему закону. ЕЭС представляет со­бой естественную монополию. и еще никто не смог доказать. в том числе Чубайс. что ее организационное раз­деление на коммерчески самостоя­тельные функциональные части обеспечит получение б6льшего эко­номического эффекта и будет более выгодным для потребителей. Даже реструктуризация управления ЕЭС. осушествлеиная при акционировании электроэнергетики. нанесла потре­бителям. как показано выше. громад­ный экономический ущерб.
 
Казалось бы. все ветви власти должны были озаботиться приведе­нием нормативных правовых актов в соответствие с конституционными НОРМа1>Ш. В частностн. надо было не­медленно прекратитъ распродажу ак­ций Р АО «ЕЭС Россни» и довести госпакет до 75%.
 
Такая возможность появилась с пе­реоценкой основных фондов Обще­ства в 1994 г .• после чего их стои­мость возросла в 300 раз. и последо­вавшей в 1995 г. соответствующей дополнительной эмиссией акций. Од­нако и они стали в больших количе­ствах распродаваться на денежных аукционах. Но если до дополнитель­ной эмиссии средняя цена акций РАО «ЕЭС России» на вторичном рынке ценных бумаг составляла 22.6 долла­ра. то после начала масштабной рас­продажи их цена стала падать и за не­сколько месяцев снизилась до 25 цен­тов. Так руководство Госкомимуще­ства «обвалило» рынок акций Обще­ства. После чего он так и не оправил­ся. а электроэнергетика из-за этого лишилась инвестиций.
 
С тех пор экономическое и техни­ческое состояние отрасли стало на­много хуже. Поэтому разглагольст­вования Чубайса о десятках ннвести­ционных миллиардах долларов. кото­рые якобы хлынут в электроэнерге­тику после почти полной распродажи активов Общества и его «реформи­рования». - не более чем очередной блеф. провоцирующий правительст­во сыграть в лохотрон. Ведь выброс. без обновления основных фондов. на рынок новых акций Общества вызо­вет лишь дальнейший спад их коти­ровок.
 
Таким образом, навязываемая про­грамма реструктуризации Р АО «ЕЭС России» есть не что иное, как повторение уже пройденного, но с более трагичными последствиями, и поэтому напоминает повторный удар молотком в последний гвоздь, зако­лачиваемый в крышку гроба.
 
«Кидалы» нерезидентов
 
При проверке в 1998 г. результатов приватизации РАО «ЕЭС России» Счетная палата вскрыла множество нарушений законодательства, вполне осознанно допущенных прежним ру­ководством Госкомимущества и на­несших громадный ущерб иитересам государства. Одно из самых наглых (по лексике Чубайса) среди них связа­но с продажей в начале 1997 г. иност­ранным лицам 8,5% акций Общества. Продали их не по постановлению правительства страны, как того тре­. бует законодательство, а токмо волею Альфреда Коха, подписавшего об этом распоряжение ГКИ. Напле­вать ему было и на Конституцию, и на ее гаранта. Но дело не только в иг­норировании законности. Продажа состоял ась вопреки возражениям ру­ководства Минтопэнерго и РАО «ЕЭС Россию>. Не помогло даже их обращение к тогдашнему главе пра­вительства, решившему в очередной раз сделать как всегда.
 
К этому времени в руках иностран­ных лиц уже оказалось около 22% ак­ций РАО, и, увеличив свой пакет до 30%, они получали возможность со­лидарно блокировать прииятие стра­тегических решений, т. е. активно влиять на государственную политику в этой стратегически значимой для страны отрасли. Поэтому высказы­вания типа «задешево продали инте­ресы Родины» вполне применимы к данному событию. Ведь продали ак­ции по 8 центов за штуку, выручив около 162 млн. долларов. Хотя их балансовая стоимость была тогда вчет­веро большей. Получалось. что кило­ватт генерирующей мощности в рос­сийской ЕЭС стоил всего 25 долла­ров, в то время как такой же кило­ватт зарубежных компаний оцени­вался от 500 до 1000 долларов. А че­рез несколько месяцев после неза­конной распродажи курсовая стои­мость акций Общества возросла до 42 центов. Таким образом казна ли­шилась почти миллиарда долларов. Любопытно, что Российский фонд федерального имущества (РФФИ), который уполномочен заниматься распродажей rocaкций, заплатил сво­ему финансовому консультанту ком­пании First Boston. предложившей эту заведомо убыточную для страны сделку 22,5 млрд. неденоминированных рублей.
 
Вырученные от продажи этих ак­ций деньги должны были. за вычетом комиссионных продавцу (0.8%). быть перечислены в федеральный бюд­жет. Но РФФ И по указанию того же Коха незаконно перевел Госкомиму­ществу 5 млн. долларов и 13,4 млн. долларов созданиой ГКИ фондовой корпорации. Куда подевались эти деньги - неизвестно.
 
Генеральная прокуратура по ре­зультатам проверки Счетной палаты в начале 1999 г. предложила прави­тельству в судебном порядке при­знать сделку недействительной. Но в Белом доме по этому поводу молчат до сих пор, а нерезиденты, не знаю­щие всех тонкостей нашего законо­дательства, могут оказаться «кину­тыми».
 
.К слову, из более чем 3000 сделок с акциями РАО «ЕЭС России», совер­шенных иностранными лицами. лишь несколько десятков таких сделок бы­ли. как положено законодательст­вом. зарегистрированы в Федераль­ной комиссии по рынку ценных бу­маг. Это ли не свидетельство бескон­трольности обращения ценных бумаг на российском фондовом рынке?
 
В 1998 г. депутаты Госдумы, каза­лось бы, озаботились значительным ослаблением влияния государства на управление российской электроэнер­гетикой. Ведь при наличии в руках го­сударства всего лишь 52% акций РАО «ЕЭС России» электроэнерrocнабже­ние страны во многом зависит от ком­мерческих и политических интересов всех других акционеров, невзирая на их гражданство. Однако депутаты по­чему-то увндели такую опасность только со стороны иностранных лиц и приняли закон. которым ограничи­ли для них владение акциями РАО «ЕЭС России» в размере 25% пакета Общества. Хотя, как отмечалось, для выполнения условий Конcтитyции за государством законодательно необ­ходимо было закрепить 75% акций, для чего ограничительную квоту в четверть пакета требовалось интер­национализировать.
 
Но самое удиви­тельное, что квоту для иностранных лиц установили только на акции материнской компании, забыв про ее до­черние компании, суммарный устав­ный капитал которых в 7 (!) раз пре­восходит уставный капитал РАО «ЕЭС России». И какой долей «до­чек» владеют иностранцы, никто тол­ком не знает, так как для каждой из них ведется свой реестр акционеров. Уже после принятия в мае 1998 г. за­кона о квоте доля акций Общества у иностранных лиц продолжала увели­чиваться, и на сегодня, по данным Центрального московского депозита­рия, ведущего реестр материнской компании, с 30 возросла почти до 38%. Спрашивается, кому и для чего было нужно сначала обесценить ак­ции РАО «ЕЭС России» и превратить их в приманку для иноcтpанцев, а за­тем, клюнувшим на нее, угрожать де­приватизацией?
 
Акционеры АО «Рога и копыта"
 
Чтобы провернуть громадье своих планов, Анатолию Борисовичу необ­ходимо было заполучить в Обществе власть. Неограниченную, всерьез и надолго. А для этого требовал ось за­владеть голосами акционеров, при­чем в размере квалифицированного большинства.
 
В мае 1998 г. иностранные лица, по всей видимости напуганные приняти­ем закона, ограничивающего для них владение акциями РАО «ЕЭС Рос­сии», выдвинули и избрали Анатолия Борисовича и некоторых других «то­варищей», включая проворовавшего­ся Бревнова, предшественника Чу­байса, в совет директоров Общества. Но избрали, как выяснила Счетная палата, незаконно.
 
Дело в том, что из 18 иностранных компаний, заявив­ших о себе на собрании как об акцио­нерах РАО «ЕЭС России» и голосо­вавших за yпомянутых «товарищей», 16 действительно оказались таковы­ми, но иного Общества - «Рога и ко­пыта». На самом деле они являлись обладателями так называемых депо­зитарных расписок, ценных бумаг, выпущенных зарубежными финансо­выми учреждениями под залог акций, находившихся в руках иностранных акционеров. На каждую такую рас­писку приходится 100 акций. К слову, бумаги эти не предусмотрены нашим законодательством. Но депозитарных расписок к началу этого года было выпущено в обращение уже под 36,2% акций РАО «ЕЭС России» из общего их количества в 37,8%, при­надлежащих иностранным лицам. Это ли не наглядное подтверждение того, что акции Общества попали в руки финансовых спекулянтов и не помышляющих о каких-либо инвес­тициях?
 
Между прочим, на предпродажную рекламу и размещение на за­рубежных фондовых рынках только одного пакета в 7,5% акций затрати­ли свыше 800 тысяч долларов. Одна­ко курсовая стоимость депозитарных расписок на западных рынках. выпус­ком которых намеревались привлечь внимание к продажам самих акций. все годы не превышала продажной цены акций в самой России. К тому же после выпуска депозитарных рас­писок значительно сократились и объемы торгов самими акциями. Следует заметить, на снижение коти­ровок акций РАО «ЕЭС России» зна­чительно повлияло и принятие зако­на. ограничивающего их владение иностранными лицами.
 
Обладатель депозитарных распи­сок в какой-то мере соответствует за­фиксированному нашим законода­тельством понятию номинальный держатель акций. Номинальный дер­жатель - это лицо, которое по со­глашению с владельцем акций полу­чает те или иные его права. Однако акционеры «Рогов и копыт», являв­шиеся номинальными держателями акций Р АО «ЕЭС России» и присут­ствовавшие на упомянутом собрании 1998 г . не представили довереннос­тей на право голосования и поэтому пять избранных ими представителей оказались в совете директоров неза­конно.
 
Неправомочно стали тогда членами совета и четыре представи­теля государства, так как. согласно действующему законодательству, представители государства в совете должны не избираться общим собра­нием акционеров, а назначаться пра­вительством страны. Оно же, по за­кону «Об акционерных общества», а также согласно Конституции и даже упоминавшемуся выше президент­скому указу № 1334 от 1992 г., от име­ни государства, как .владельца  контрольного пакета, должно назначать и председателя правления Общества. Тем не менее, нелегитимно избран­ный совет директоров незаконно же назначил в 1998 г. Чубайса председа­телем правления РАО «ЕЭС Рос­сии».
 
Власти страны проигнорировали тогда результаты проверки Счетиой палаты, и описанный спектакль по­вторился в 1999 г. Более того, при ак­тивном участии представителей госу­дарства, действовавших по неправо­мочному указанию самого гаранта Конституции страны (любопытно, кто его так подставил?), в устав Об­щества собрание акционеров внесло незаконную поправку, дающую пра­во самим акционерам 75% голосов назначать сроком на пять лет предсе­дателя правления.
 
Таким образом, акционерам РАО «ЕЭС России» поз­волили присвоить и право законода­теля, и функцию исполнительной вла­сти. Можно сказать, что тем самым в РАО «ЕЭС России» была предприня­та попытка антигосударственного, т. е. против государственных интере­сов, переворота. Ведь таким «законо­дательным» образом правительство страны само себя лишило и опера­тивного контроля за стратегически значимой отраслью, отказавшись от права назначения управляющего компании. Речь идет пока именно о попытке переворота потому, что председателя правления по новому «закону», хотя пошел второй год со дня его «принятия», еще не назнача­ли.
 
Между тем Чубайс пребывает в этом кресле незаконно вот уже тре­тий год. Ведь его противоправно в прошлом году повторно назначил председателем правления вновь неле­гитимно избранный совет директо­ров. Понимая шаткость своего поло­жения, Анатолий Борисович пытался угвердиться в не принадлежащем ему по праву качестве, и добивался принятия соответ­ствующего правительственного по­становления. Постановление в конце декабря прошлого года появилось. Однако в нем правительство лишь со­гласилось с решением совета дирек­торов о назначении Чубайса, что никак по-прежнему не соответствовало действующему законодательству. По­этому многократные утверждения Чубайса, что он якобы назначен пра­вительством,- от лукавого.
 
Нерезиденты в роли троянскогo коня
 
Можно сказать, что нерезиденты оказались своеобразным троянским конем, из чрева которого Анатолий Борисович на псевдозаконных осно­ваниях намеревается десантировать­ся в вечные управляющие РАО «ЕЭС России». Самой крупной дета­лью «коня» является скандально зна­менитый «Бэнк оф Нью-Йорк». Он обладает им же и эмитированными американскими депозитарными рас­писками (АДР) в количестве, соот­ветствующем 19% акций Общества. Два года подряд этот банк выдавал руководителю Р АО «ЕЭС России» доверенность на голосование от име­ни иностранных акционеров, под за­лог акций которых выпущены АДР, не имея на то от них полномочий. Го­ворят, что лишь в этом году такие полномочия были якобы получены, и по доверенности «Бэнк оф Нью-­Йорк» Анатолий Чубайс смог из­брать в совет директоров самого себя и еще двух своих сподвижников из членов правленая Общества. Однако в председатели правления его поче­му-то пока не избирали.
 
А теперь зададимся вопросом, по­чему иностранные акционеры РАО «ЕЭС России» так безоговорочно поддерживают Чубайса? Ответ вроде бы очевиден: Анатолий Борисович со дня принятия закона о квотах на акции для иностранных лиц непре­рывно борется за его отмену, а тем самым - за права частных собствен­ников. Но что любопытно,  вот уже третий год как борется, но только все на словах. Даже на интернетовской страничке Общества выставлена хлесткая листовка в духе лексики хунвейбинов. Апогеем борьбы яви­лось недавнее раскрытие коммунис­тического заговора в Счетной па­лате.
Борец за права неоднократно гро­зился обратиться по этому поводу и в Конституционный суд с запросом о правомочности таких ограничений. При этом время от времени Анато­лий Борисович пугал бедных иност­ранцев деприватизацией: мол, хотят отнять ваши акции, но он этого не до­пустит. Однако в суд почему-то не о6­ращался. Почему же?
 
Рискну высказать крамольную версию закулисья происходящего, которая позволит ответить на по­ставленные вопросы, связать вроде бы случайные события в неслучай­ный сценарий и понять мотивации ре­форматора. Почти 38% акций пакета в руках иностранцев - это возможность со­лидарно блокировать любые реше­ния на собраниях акционеров. Чтобы этими людьми манипулировать в чьих-то интересах, надо было заста­вить их заглотнуть общую наживку и держать после этого на крючке. Вполне возможно, что таким крюч­ком и явился закон о квоте на акции для иностранцев, а наживкой, которую много раз обновляли,- это предварительно обесцененные ак­ции, а затем постоянно поддерживае­мый страх перед деприватизацией, т. е. изъятием «сверхнормативных» акций, чтобы помнили и держались за фалды защитника интересов. Сам же закон исполнять никто не собирался.
 
Спровоцировать принятие такого «ура-патриотического» закона было несложно, учитывая что Анатолий Борисович, мягко говоря, не пользу­ется особой любовью у депутатов Госдумы, а лоббистыI у него были и есть. Одного такого, бывшего депу­тата, пробивавшего закон, знаю лич­но. И тот же депутат, не имея на то полномочий, да и прав, официально обратился к Борису Ельцину от име­ни одного из думских комитетов, чле­ном которого являлся, за внесение поправки в устав РАО «ЕЭС России», дающей возможность Чубайсу быть избранным в вечные управляющие компании. Видимо, именно за это бывшего депутата отблагодарили теплым местечком в одном феде­ральном ведомстве, и он остался в Москве.
 
Принятие закона о квоте, безус­ловно, было в интересах Анатолия Борисовича. И если предположить, что он же инициировал его принятие, то становится попятным, почему иностранцы всеми правдами и неправда­ми активно вовлекались в акционеры РАО "ЕЭС Россин»: чем больше их будет на крючке, тем больше ока­жется голосов у Чубайса. Причем во­влекались они в ущерб интересам, как самой компании, так и государства. Для этого, похоже, специально про­воцировались, как показано выше, обвалы котировок акций компании, что исключало возможности част­ных инвестиций. А выпуск в обраще­ние депозитарных расписок поставил на инвестициях окончательный. крест, так как с фоидОВОГО рынка при этом изъяли свыше 3б% акций Общества, при том что около 52% находятся в руках государства. Вла­деют же депозитарными расписками финансовые спекулянты.
 
Закон о квоте, как отмечал ось, не решает проблемы восстановления полного стратегического контроля государства над электроэнергетикой в соответствии с нормами Конститу­ции страны. Вместе с тем ограниче­ние на владение акциями, введенное лишь для иностранных лиц, является дискриминационной мерой, необос­нованно ограничивающей конкурен­цию при привлечении инвестиций, что чревато материальным ущербом для самих акционеров. Поэтому, если подать запрос в Конституционный суд, суд вполне возможно признает этот закон неконстнтуционным.
 
Но Чубайса, по всей видимости, по­добный исход не устраивает: не время еще отпускать с крючка иностран­ных акционеров. Ведь надо сначала их голосами избраться председате­лем правления и принять на собрании акционеров программу реструктури­зации, связанную со значительным  перевыпуском акций. Поэтому пода­ча запроса в Конституционный суд подменена риторикой, и призывы Чубайса к правительству заняться этим запросом - от лукавого: не ста­нет правительство бодаться с Думой из-за отмены закона о квоте в пред­дверии бюджетных и других важных баталий.
 
Но иностранцы могут сорваться с крючка после утверждения отчета Счетной палаты по проверке исполь­зования в Р АО «ЕЭС России» феде­ральной собственности. Ведь в злопо­лучном законе о квоте ограничение установлено не абсолютное, а отно­сительное. Поэтому глупо и неправо­мочно было бы отнимать «излишек» акций, чем пугает Чубайс иностранных владельцев. Квоту можно обес­печить дополнительной эмиссией, которую наверняка порекомендова­ли проверяющие, так как в Обществе образовался значительный добавоч­ный капитал. Поэтому Чубайс заинтересован как можно дольше блокировать утверждение упомяну­того отчета. Один раз ему это уда­лось. Что будет при повторном рас­смотрении отчета в конце августа ­- посмотрим.
 
Мутная вода для ловли неприватизированной рыбы
 
Но, по всей видимости, для Анато­лия Борисовича дополнительная эмиссия сегодня неприемлема по еще одной, более весомой причине, свя­занной с тщательно скрываемой ис­тинной мотивацией «реформирова­ния» отрасли. Как упоминал ось вы­ше, президентским указом, по кото­рому создано РАО «ЕЭС Россию», в уставный капитал материнской ком­пании должно было быть внесено не менее 49% акций, принадлежавших государству в уставных капиталах нынешних «дочек» РАО. А так как перед акционированием электро­энергетики все ее имущecтвo явля­лось государственным, можно ут­верждать, что уставные капиталы - «матери» и суммарный ее «дочек» должны быть сегодня примерно оди­наковыми.
 
Однако, согласно годово­му отчету, обнародованному на по­следнем собрании акционеров РАО «ЕЭС России», суммарный уставный капитал дочерних компаний, равный почти 139,9 млрд. рублей, в 7 раз (!) превышает уставный капитал мате­ринской компании, равный 21,558 млрд. рублей. Но за все эти годы по­явился и добавочный капитал: у «ма­тери» в размере 108,5 млрд. рублей, а у «дочек» в размере 352,5 млрд. руб­лей, то есть примерно в 5 раз и 2,5 ра­за соответственно превышающие со­ответствующие уставные капиталы.
 
Однако далеко не вся «добавка» при­надлежит солидарно акционерам.
Во-первых; несколько лет после организации РАО на создание и об­новление его основных фондов вьще­лялись бюджетные средства.
Во-вторых, в тарифы на электро­энергию включена так называемая инвестициониая компонента. По гру­бой оценке, с потребителей за все го­ды собрано этой компоненты на сум­му примерно.8 млрд. долларов. И со­зданное на эти деньги имущество, строго говоря, солидарно принадле­жит потребителям.
В-третьих, длительное время госу­дарство оставляло причитавшиеся ему по акциям дивиденды в Общест­ве, на которые, видимо, тоже кое-что построено.
В-четвертых, после акционирова­ния государство передало РАО «ЕЭС России» дополнительное имущество на значительную сумму.
 
Нетрудно подсчитать, что допол­нительная эмиссия акций только в размере суммы, собранной на инвес­тиции с потребителей, позволит на порядок увеличить уставный капитал материнской компании и тем самым кардинально снизить долю иностран­ного владения акциями. Но Чубайс упорно не желает проводить допол­нительную эмиссию. Ведь тогда при­дется перевести в уставный капитал весь добавочный, БОльшую часть ко­торого в виде акций придется закре­пить за государством. И не исключе­но, что в размере 75% всего нового пакета.
 
Поэтому рискну предположить, что истинной мотивацией намерений Анатолия Борисовича и его сподвиж­ников является приватизация в чьих­-то интересах, возможно собствен­ных, в первую очередь всего доба­вочного капитала Общества, при­крываемая разделом единой энергo­системы, лукаво именуемым рест­руктуризацией. Ведь опыта граби­тельской приватизации им не занимать.
 
Вспомним, как Алик и Толик, превратив федеральный орган управ­ления госимуществом в торговый дом по его дешевой распродаже, на халяву раздавали далеким от промы­шленности людям бывший советский пирог, что в немалой степени поспо­собствовало развитию в стране мас­штабного экономического кризиса. Теперь настала очередь электро­энергетики.
 
В пользу высказанного предполо­жения свидетельствует весь приве­денный выше анализ. Причем объек­тами наибольших вожделений прива­тизаторов окажутся уставные и доба­вочные капиталы дочерних компа­ний Р АО «ЕЭС России» в сумме 492 млрд. рублей, что более чем в 23 раза превышает уставный капитал «мате­рю». Дело в том, что, согласно прин­ципиальной диспозиции декларируе­мых реформ, региональные АО-­энерго должны упразднить, выделив из них самостоятельные региональ­ные сетевые генерирующие и сбыто­вые компании.
 
Таковых окажется не­сколько сотен. В зависимости от складывающегося противостояния этим планам версии реструктуриза­ции «дочек» и «матери» меняются с легкостью необыкновенной, что то­же свидетельствует о профанации за­мыслов. Неизменным остается одно: полное отсутствие каких-либо пуб­личных суждений о реструктуриза­ции соответствующих пакетов акций. А в мутной воде, как известно, легче ловить неприватизированную рыбку. К тому же часть активов нынешних региональных компаний - высоко­вольтные линии электропередач и относительно мощные станции ­должна будет перекочевать в соот­ветствующие сетевые и генерирую­щие компании, будущие новые «доч­ки» РАО. Утверждается, что их вы­купят. Но на какие деньги?
 
Полная неясность, как станут пере­выпускать и обменивать акции при намечаемом вселенском перемеще­нии и смешивании активов РАО «ЕЭС России», вызвала протест со стороны пока небольшой группы ак­ционеров. Они боятся потерять часть своего капитала ввиду неподконт­рольности для них переакционирова­ния. Но принципиальной причиной такой угрозы является сама реструк­туризация РАО «ЕЭС России», кото­рая окажется гибельной для единой энергосистемы и приведет к разру­шению электроэнергоснабжения страны. Выживут лишь отдельные электростанции, обслуживающие сырьевые и металлургические пред­приятия, работающие на экспорт, ко­торые эти станцни в конце концов поглотят. Пилотные проекты подоб­ных объединений уже пытаются реа­лизовать, и такой способ реструкту­ризации тоже пригоден для увода ак­тивов на сторону.
 
Синдром Форрестола
 
Психиатрам хорошо известно, что если кто-либо, будучи в полном уме и здравии, пытается систематически осознанно внушать окружающим мысль о якобы грозящей им опаснос­ти или какую-нибудь иную бредовую идею, то нередко такой пропагандист и агитатор становится жертвой соб­ственных вымыслов. Вначале им ов­ладевает мания преследования, кото­рая впоследствии перерастает в мани­акально-депрессивный психоз. При внезапном приcтyпе страха вялотеку­щая шизофрения может завершиться трагически.
Этому есть примеры. В начале 1950-х годов, в разгар «холодной войны», из окна своего кабинета в Пентагоне с криком «русские идут» выбросился один из проповедников неминуемости советской угрозы ми­нистр обороны Соединенных Штатов Форрестол.
 
Наблюдая по телевизору великого приватизатора с блеском в глазах с маниакальным упорством повторяю­щего, что он, вопреки проискам вра­гов, не свернет с намеченного пути, я невольно вспоминаю множество сде­ланных им разоблачений. это и рас­крытый в июне 1996 года антигосу­дарственный заговор в Кремле. это и его предупреждение о коммунистиче­ском реванше, вызревшем в стенах Счетной палаты. Это и обвинения в антигосударственности людей, не раз­деляющих его принципов реформи­рования электроэнергетики, а также проведенная им масштабная кадровая чистка в РАО «ЕЭС Россни» (неужто и туда враги проникли?), после кото­рой, в частности, в правлении компании из 15 членов остался лишь один энергетик. Это и обвиненный им во враждебности к России Александр Солженицын ...
Поэтому я с большой тревогой ожидаю дальнейших событий.


Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100