Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум


Книга "В трясине псевдорыночных реформ...
Хроники развала экономики России и возможности выхода из кризиса"

Моисей Гельман


Почему пес Бревнова
смог полететь на президентском самолете?


 
                                                                                          «Правда-пять», 10 февраля 1998 г.
 
Телеграмма из Амурской области
Минтопэнерго Кириенко,  РАО «ЕЭС России» Бревнову
 
Мы, работники специализированных субподрядных орга­низаций на строительстве Бурейской ГЭС, доведены до крайней черты. Наши семьи давно находятся за чертой бедности. Задержка заработной платы достигла 15 месяцев. Последний аванс получили в августе 1997 года. Съедены все овощи, за­готовленные на зиму. Нет возможности ни жить, ни болеть, ни учить детей... Мы еще работаем, но доведенные до отча­яния готовы на все меры вплоть до стихийного бунта. Выхо­да другого у нас нет. Пусть нам ответит то ведомство, которое счи­тает, что наш труд не нужен. Тогда пришлите сюда отряд ОМОНа и расстреляйте нас вместе с детьми. А если мы нуж­ны, пусть платят нам зарплату. Все коллективы 10 февраля 1998 года прекращают работу на Бурейской площадке стро­ительства Бурейской ГЭС и начинают бастовать.
                                                                                                          Подписи - 437 человек
 
 
Совет директоров РАО «ЕЭС России» 27 января наконец отправил председателя правления этой компании Бориса Брев­новa в отставку. Мотивировка - неудовлетворительная работа и злоупотребления служебным положением в личных целях. Хо­тя для увольнения вполне достаточно любой из этих причин, а злоупотребления официально подтверждены проверкой Счетной палаты (см. предыдущую статью «Превратится ли РАО «ЕЭС России» в доходный дом «Бревнов и компани»?»).
 
Однако Б. Бревнов отказался подчиниться принятому реше­нию, и, попирая законы, запретил охране пускать председателя со­вета директоров РАО «ЕЭС Рос­сии» Анатолия Дьякова, а также его сотрудников в здание РАО. Одновременно при помощи свое­го, нанятого за 100 тысяч долла­ров в год имиджмейкера, бывше­го пресс-секретаря Президента РФ Сергея Медведева, Бревнов начал в прессе масштабную кампанию дезинформации, попросту гово­ря, лжи. Бревнов, в частности, утверждал, что полет в США на зафрахтованном компанией лич­но для него самолете «Ил-62», стоивший, по оценкам, свыше 2,3 млрд. рублей, он сам якобы пол­ностью и оплатил. Улетев туда один, Бревнов привез с собой в Москву жену, ребенка, тещу с ее другом и пса (все американ­ские подданные).
 
Напомним, этот самолет изготовили в специ­альном для Президента РФ ис­полнении, однако потом продали РАО «ЕЭС России». Но почему на нем смог полететь пес Бориса Бревнова, и почему хозяин пса ведет себя столь нагло, цинично и вызывающе, бросая своими безнаказанными действиями вы­зов обществу, оставаясь при этом на плаву? Ответ известен: благодаря высокому покрови­тельству первого вице-премьера правительства Бориса Немцова и попустительству властей. Однако если не будет выполнено реше­ние о снятии с работы Б. Бревно­ва и не восстановлено компе­тентное управление отечествен­ной электроэнергетикой, то ввергнутая его усилиями в кри­зис отрасль рухнет окончательно и потянет в пропасть всю экономику страны.
 
Складывается впечатление, что высокие покрови­тели Б. Бревнова ради достиже­ния каких-то своих личных целей готовы пойти на все и пожертво­вать ради этого всем, что нахо­дится вне сферы их интересов. Об этом свидетельствуют и собы­тия последних дней, в том числе беспрецедентное самоуправство Бревнова, «уволившего» с ра­боты председателя совета дирек­торов, избранного общим собра­нием акционеров РАО «ЕЭС Рос­сии». Как ни странно, но полиц­мейстерские замашки Бревно­ва санкционировали и поощрили некоторые высокопоставленные правительственные чиновники. Руководитель же государствен­ной телерадиокомпании Нико­лай Сванидзе, видимо, позабыв, что он должен говорить правду, чтобы не дискредитировать власть, представил Бревнова  в телепрограмме «Зеркало» жерт­вой «красных» директоров.
 
А пока  Бревнов по сути узурпировал власть в РАО «ЕЭС России», которое в лице совета директоров наняло его управляющим, и стал расправляться с инакомыслящими. Это беззако­ние не только не пресечено, но и поощряется некоторыми офици­альными лицами, пытающимися представить происходящее как заурядную ссору между «ретроградом» А. Дьяковым и «рыночником» Б. Бревновым.
 
Ворон ворону глаз не выклюет
 
«Неуд» за работу Бревнову поставили не только в совете ди­ректоров РАО «ЕЭС России», но и в Минтопэнерго. О его неком­петентности и провале говорили многие выступавшие на состояв­шейся в тот же день, 27 января, коллегии этого министерства. И на руках министра топлива и энергетики Сергея Кириенко уже тогда был отчет Счетной палаты, которым подтверждались много­численные факты злоупотребле­ния  Бревновым своим служебным положением для личного обогащения. Оно обошлось ак­ционерам компании, в том числе и государству, во много милли­ардов рублей. Эти факты впер­вые были обнародованы в публикации «Драма «День энерге­тика» в Большом театре», после чего Госдума поручила Счетной палате их проверить.
 
Казалось бы, если человек не умеет управлять компанией, превратив ее за несколько меся­цев из рентабельной в убыточ­ную (кредиторская задолжен­ность РАО «ЕЭС России» быстро растет и уже превысила дебитор­скую на 7 трлн. старых рублей), причем стремится за счет компа­нии к личному обогащению, по­пирая нормы морали и этики, то не вызывает сомнений необхо­димость отправить его хотя бы в отставку. А то, что Бревнов в принципе не пригоден для элект­роэнергетики, очевидно. Сей мо­лодой, 29 лет от роду, человек, бывший управляющий мелким нижегородским банком, не имеет соответствующего образования, и ни единого дня до того в элект­роэнергетике не работал. Одна­ко, несмотря на предложения вы­ступавших, министр топлива и энергетики почему-то не стал на коллегии обсуждать выявленные злоупотребления Бревнова, яв­но покрывая его. Зато их проана­лизировал совет директоров РАО «ЕЭС России» и вынес упомяну­тый выше вердикт.
 
Не успели члены совета дирек­торов разойтись, как появилось распоряжение министра С. Кири­енко о том, что решение отстра­нить от должности Бревнова якобы «не имеет юридической силы и не подлежит исполнению органами управления РАО «ЕЭС России». Одновременно в минис­терстве издали приказ об усилении (!) пропускного режима (органы управления энергокомпании находятся в здании министерства). Все это, видимо, и создало «юриди­ческую» основу Б. Бревнову для самоуправства.
 
Но РАО «ЕЭС России» не го­сударственная, а самостоятель­ная акционерная компания, и влиять на нее государство, вла­деющее контрольным пакетом акций, согласно законам может лишь через своих выборных представителей в совете дирек­торов (их там 7 человек из 15), на общем собрании акционе­ров или через суд. А раз РАО «ЕЭС России» не подчиняется Минтопэнерго, то упомянутое распоряжение министра С. Кириенко неправомочно и дис­кредитирует правительство своей юридической несостоя­тельностью. Все это предста­вляется весьма странным. Тем более что С. Кириенко возглав­ляет группу (коллегию) представителей государства в сове­те директоров этой компании и, казалось бы, должен защищать интересы не Бревнова, а стра­ны.
 
Защищать Бревнова бро­сился и его высокий покрови­тель Борис Немцов. При этом он явно хотел подменить собой действующее законодательст­во, прибегая не к юридическим, а к блатным оценкам проис­шедшего, угрожая всяческими карами тому же председателю совета директоров РАО «ЕЭС России» Анатолию Дьякову.
 
Чтобы отвлечь внимание от истинных причин скандала, Бревнов и Немцов твердят о за­говоре против них, о борьбе старого отживающего с новым в их лице. Видимо, эту борьбу надо понимать как противосто­яние старых как мир ценностей - профессионализма и добро­совестности, и навязываемых обществу теми же Бревновым и Немцовым «ценностей новых» - невежества, непрофессиона­лизма, безнравственности, попирания законов, обогащения за счет общества...
 
Следует подчеркнуть, что топливно-энергетическому комплексу страны повезло, так как недавно от него отлучили бывшего радиофизика Бориса Немцова. Поэтому весьма сво­еобразная защита Немцовым своего проштрафившегося «крестника» выглядит как попытка давления на премьера правительства. И она объясни­ма: позиции «любимца» пре­зидента пошатнулись, а «ша­лости» Бревнова эти шатания усилили.
 
В разразившемся вокруг РАО «ЕЭС России» скандале суть не столько в злоупотреблениях Бревнова (они - следствия), сколько в его профнепригодно­сти для российской электро­энергетики, от состояния кото­рой, без преувеличения, зави­сит судьба всей страны. К тому же мы в очередной раз пред­стали в непривлекательном ви­де перед всем миром, в том числе и перед зарубежными инвесторами, которых так уси­ленно зазываем. Кто из них за­хочет иметь дело с тем же РАО «ЕЭС России» при непрофесси­ональном управляющем? Ведь подобное кажется дикостью. Поэтому во всей этой истории крайнее удивление вызывает позиция правительства, при­нявшего позу стороннего на­блюдателя.
 
Бревнов до того как старани­ями Немцова его усадили в кресло неформального минист­ра энергетики, был по старо­давним понятиям мелким рос­товщиком и не более того. С та­ких позиций новоявленный энергетик и стал «управлять» с выгодой для себя и своего ок­ружения стратегически значи­мой для страны единой энерго­системой. Некоторые его «до­стижения» на этом поприще описаны ниже.
 
Кто оставил Сочи и Приморье без тепла и света?
 
Как известно, в декабре про­шлого года сильные морозы с ветром на Черноморском побе­режье разрушили две высоко­вольтные линии электропере­дачи, и район Большого Сочи оказался обесточенным. Ведь только через эти ЛЭП и питается электроэнергией побережье, но они очень старые и давно отслужили положенный срок. К лету прошлого года их должна была заменить новая высоко­надежная линия, строительст­во которой завершено пример­но на 90 процентов. Причем все ее опоры смонтированы и про­вода подвешены на большей части трассы, идущей из райо­на Краснодара.
 
Для достройки новой ЛЭП требовалось всего 25 млрд. рублей. Но их РАО «ЕЭС России» не выделило, так как имевшиеся средства рас­транжирены на другие «дела», о которых сказано ниже. Будь эти деньги, ущерб и для насе­ления, и для экономики края, и для страны от разгула стихии оказался бы существенно мень­шим. А так пришлось тратиться на восстановление старых ЛЭП, и Сочи почти две недели был без электроэнергии. Мэр горо­да прямо обвинил в этом Бори­са Бревнова.
 
А вот еще один «долгострой» - новая ЛЭП, предназначенная для расширения экспорта электроэнергии в Финляндию, о чем так публично печется Бревнов. Чтобы ее закончить, в прошлом году требовалось 240 млрд. рублей, а дали в 10 раз меньше. Из-за этого упу­щенная выгода, по оценкам, в нынешнем году составит при­мерно 30 млн. долларов. Дело в том, что финны платили по­вышенный тариф при условии пуска упомянутой ЛЭП в про­шлом году. И эти деньги шли также на завершение строи­тельства крупной Северо-За­падной ТЭЦ в Санкт-Петербур­ге. Она должна заменить изно­шенные станции в этом районе. Так как ЛЭП не достроили, то и финны снизили цену на экс­портируемую электроэнергию.
 
До недавнего времени одной из важных стратегических за­дач РАО «ЕЭС России» являлось устранение «дыр» в единой российской энергосистеме, воз­никших после развала СССР. Это, в частности, строительство обходных, минуя Украину, ЛЭП из Центра на Юг и Северный Кавказ, строительство ЛЭП Си­бирь-Центр, так как сейчас Уральская энергосистема ото­рвана от Сибири (прежде они были связаны через казахстан­ские сети). А Омская область оказалась вообще в энергети­ческой блокаде. То же произош­ло с Псковской областью. Сле­дует подчеркнуть, что ЛЭП Си­бирь-Центр в основном гото­ва. Но Бревнов своей порочной финансовой политикой, в част­ности отвлечением громадных средств на другие «стройки», в том числе на никому не нужную новую штаб-квартиру компа­нии, заблокировал завершение транссибирской электромагис­трали. Хотя сибирскую элект­роэнергию можно экспортиро­вать в Германию, и для этого давно разработан проект соглашения.    
   
Наряду с сетями необходимо обновлять стареющие генери­рующие мощности и строить новые электростанции. И на все это также нужны деньги. Однако из бюджета они почти не выделялись. Но в тариф на электроэнергию включена так называемая инвестиционная компонента, позволявшая до недавнего времени получать в год примерно 7 трлн. рублей, что составляло около пятой ча­сти потребных средств. Как из­вестно, из-за искусственно со­зданного в стране дефицита денежного обращения, поро­дившего общеэкономический кризис, «живыми» деньгами потребители электроэнергии платят в среднем 10-15 процентов от объема потребле­ния, а за остальную часть, если могут и хотят, расплачиваются «натурой». Поэтому бартер в той же электроэнергетике до­стигает 80-90 процентов, при­чем часть товарооборота в размере примерно 2,5 трлн. руб­лей «оплачивалась» векселя­ми. Вот за счет такого хрупкого товарно-платежного оборота финансировалось капитальное строительство, закупалось топ­ливо, выплачивалась зарплата, ремонтировалось и обновля­лось оборудование...
 
С появлением в компании Бревнова все перечисленные источники стали им разрушать­ся. Первой полетела инвести­ционная компонента. После того как ее в прошлом году по указанию А. Чубайса, и надо полагать, не без согласия Б.Немцова причислили к при­были и стали облагать нало­гом, остатки этих прежних инвестиционных средств при Бревнове пошли в основном на иные нужды. Затем новый начальник незаконно потребо­вал сопровождать выпущен­ные под гарантии РАО «энерге­тические» векселя 40 процентами дeнег, но принимать их лишь по долгам, возникшим до 1 августа прошлого года. По­этому многие «энергетичес­кие» векселя были распроданы их владельцами за бесценок. И когда наступит срок их погаше­ния, завладевшие ими «на ха­ляву» получат баснословный приварок.
 
Бревнов, как не­давний банкир, не мог не знать всех этих последствий. Поэто­му, думается, разрушил он об­ращение «энергетических» векселей сознательно, возмож­но, даже ради своих личных ко­рыстных интересов. К слову, перебои в работе электростан­ций в Приморье из-за отсутст­вия топлива во многом порож­дены именно разрушением вексельного платежного обра­щения: уголь есть - заплатить за него нечем.
 
Вместе с тем Бревнов по­требовал от региональных АО-­энерго значительно увеличить абонентную плату за передачу электроэнергии «живыми» деньгами (они поступают на счет центрального аппарата компании), пригрозив непо­слушным отлучением от еди­ной энергосистемы. Чтобы вы­полнять задания по деньгам, АО-энерго теперь вынуждены отказываться от части необхо­димой им продукции по барте­ру, в том числе от топлива, и брать высоколиквидные това­ры для продажи их за деньги. На этом они теряют до 40-50 процентов выручки. Зато або­нентная плата «живьем» для нужд Бревнова возросла за второе полугодие 1997 г.  втрое.
 
В результате бартер в элект­роэнергетике в значительной мере свернулся, а денег вза­мен не появилось. Поэтому значительно уменьшились ка­питаловложения в обновление основных фондов и их ремонт, возросли долги самих энерге­тиков. Причем, начиная с августа, они стали опережать деби­торскую задолженность, и раз­ница между ними, как уже упо­миналось, превысила 7 трлн. рублей. К началу нынешнего года дебиторская задолжен­ность возросла до 147 трлн. рублей, а кредиторская превысила 154 трлн. рублей. Но правление РАО скрывает эти данные от общественнос­ти. Дело доходит даже до их фальсификации. Недавно Бревнов сообщил журналис­там, что прибыль компании в прошлом году... возросла на 30 процентов.
 
Сейчас по инициативе Бревнова намечена распро­дажа дебиторской задолжен­ности ряда АО-энерго и электростанций, в том числе Саяно­-Шушенской ГЭС. Уйдут эти долги, как водится, по цене на 30 - 40 процентов ниже их номинала, и кто-то на этом смо­жет погреть руки. В результате столь абсурдного решения возрастет кре­диторская задолженность этих предприятий, а спустя некото­рое время за долги их пустят с молотка. Ведь потеряв часть «дебиторки», они в ответ не смогут уже предъявить иски ко взысканию имущества ны­нешних своих должников. По­этому намечаемая распродажа «дебиторки» чревата последу­ющим отчуждением многих энергетических объектов стра­ны в пользу иностранных фирм, уже владеющих при­мерно 30 процентами акций РАО "ЕЭС России». Возможно, такая цель и преследуется.
 
Из-за искусственного разва­ла в электроэнергетике значи­тельной части товарно-платеж­ного оборота в прошлом году построили всего около 200 км новых ЛЭП (в 1996 г. - 650 км). В том же прошлом году  ввели всего 631 МВт новых генерирующих мощностей, да и то только за счет средств АО-­энерго, что вдвое меньше, чем в 1996 г., и примерно столько же, сколько... в 1936 г. А ведь планировалось ввести в эксплуатацию ЛЭП общей протя­женностью 2420 км, но их не достроили. Сейчас они висят мерт­вым грузом и разрушаются, принося убытки. Хотя, как от­мечалось выше, для их завер­шения требовались сравни­тельно небольшие вложения, и для этого можно было бы взять кредиты. И их берут, но не для ввода новых мощностей. В прошлом году планировалось инвестировать в отрасли при­мерно 7 трлн. рублей, а профинансировали работ всего на 2,27 трлн., из которых «живы­ми» - не более 100 млрд. руб­лей. Потому и намеченные ре­монтные работы выполнены не полностью.
 
Между тем кредиторская за­долженность компании возра­стает также из-за множества заимствований, расходуемых не на производственные цели и полученных в обход совета директоров. Так, в конце декаб­ря по инициативе Б. Бревнова в Сбербанке РФ было взято на год 600 млрд. рублей под 28 процентов годовых. Истратили их на погашение долга феде­ральному бюджету, хотя бюд­жетные организации должны за электроэнергию во много раз больше - около 10 трлн. рублей. В том же декабре Мин­фин организовал взаимозаче­ты с бюджетом, формально прикрывая их однодневной «прокруткой» своих денег че­рез счета предприятий-долж­ников.
 
Однако руководитель РАО «ЕЭС России» решил от­дать деньги бюджету «живьeм». Видимо, надо было пора­деть своему ккрестному», что­бы у того не было неприятнос­тей из-за невыплаты долгов по зарплате бюджетникам. Не­важно, что при этом пострада­ли акционеры компании и сам бюджет. Ведь за 600 млрд. руб­лей можно было не лишать Со­чи электрознергии, пустив но­вую ЛЭП, достроить ЛЭП в Финляндию и получить благо­даря ей в этом году 30 млн. долларов, а также достроить ЛЭП из Сибири в Центр, что сделало бы возможным экс­порт электроэнергии в Европу, о котором лицемерно печется  Бревнов. Да еще мало ли че­го можно было бы сделать, что обернулось бы многократными доходами компании и каз­не, не позволив Бревнову бро­сать на ветер деньги акционе­ров. Ведь каждый вложенный в электроэнергетику рубль обо­рачивается 15 рублями ВВП, из которых 4-5 рублей выплачи­вается в виде налогов.
 
Однако у нас федеральные органы уподобляются лебедю, раку и щуке. Хотя в совете директо­ров РАО «ЕЭС России» есть представители государства, их, видимо, мало заботит уве­личение доходов бюджета. Можно утверждать, что преж­ний отраслевой принцип хо­зяйствования нынче перекоче­вал в сферу государственного управления. Судя по всему, Минфин и Госналогслужба не заинтересованы в расширении налогооблагаемой базы и стремятся любым путем запо­лучить не 4-5 рублей, а  рубль, вместо того чтобы экономическими мера­ми заставить то же РАО «ЕЭС России» вложить этот рубль в инвестиции. В противном слу­чае они давно бы решили про­блему с некомпетентным уп­равляющим этой компании, де­ятельность которого наносит громадный ущерб и компании, и государству.
 
Следует заметить, что при получении кредита в Сбербанке в качестве залога незаконно, опять же в обход совета дирек­торов, были использованы акции «Ленэнерго», «Свердловэнер­го» и самого РАО "ЕЭС России», причем с занижением их стоимости на 20 процентов в срав­нении с курсовой на бирже. Тем самым разбазаривается капи­тал акционеров без их ведома. Причем условия договора о кредите достаточно прозрачно намекают, что компания лишит­ся этих акций. Судя по нынеш­ним платежам, в аппарате РАО за год «живьем» не наберут требуемой суммы с процентами (около 780 млрд. рублей), а если и наскребут, то проценты обер­нутся убытками для акционе­ров, дополнительными к указан­ным выше.
 
Вместе с тем дого­вор лишает РАО правовой за­щиты, так как его условиями предусмотрено, что возможные споры компании со Сбербанком будет разрешать не суд, а не­кий посредник, о критериях привлечения которого ничего не сказано. Зато в договоре по­дробно изложены правила про­дажи заложенных акций, конеч­но же, в интересах кредитора. Воистину, о времена, о нравы!
 
То, что Бревнов взял этот кредит без ведома совета ди­ректоров компании, заложив при этом часть государствен­ных акций без ведома предста­вителей государства в совете, является, как отмечалось, де­лом незаконным, и потому дан­ное кредитное заимствование может быть оспорено в суде. Удивительно, как на такое без­законие пошел сам Сбербанк РФ, также контролируемый го­сударством? Однако этот кре­дит не единственный.
 
Черная дыра на Бопьшой Якиманке
 
Штаб-квартира РАО «ЕЭС Рос­сии» размещается в здании бывше­го Министерства знергетики и злектрификации СССР. Там же обору­дован и Центральный диспетчер­ский пункт управления (lЦДУ) еди­ной энергосистемы страны. За многие годы это здание оснастили всеми современными технологиче­скими средствами, необходимыми для управления отраслью, в том числе и средствами связи.
 
Однако Борис Бревнов без ка­кой-либо разумной мотивации ре­шил переселить аппарат компании в другое место и в июле прошлого года заключил договор с фирмой «Кейстоун» об аренде принадлежа­щего ей здания на ул. Большая Яки­манка. Но о немедленном переезде туда не могло быть и речи, так как здание необходимо было ремонти­ровать, а самое главное, оборудо­вать технологическим комплексом управления отраслью, включая средства технологической связи с ЦДУ, который демонтировать не­возможно, а создавать его заново Бревнов, видимо, не решился.
 
Пустующее здание стало немед­ленно поглощать арендную плату. В прошлом году в него, словно в чер­ную дыру, всего за 6 месяцев утекло свыше 10,4 млн. долларов. А в янва­ре этого года РАО «ЕЭС России», опять без ведома совета директо­ров, заключило договор о покупке этого здания за 23 млн. долларов, которые надо внести в июле. При­чем до этого времени будет оплачи­ваться аренда. Таким образом, с уче­том арендной платы, получаемой владельцем, стоимость здания фак­тически оказывается примерно вдвое дороже - около 4 млн. дол­ларов. Договору о покупке пред­шествовало заключение весьма лю­бопытного контракта с фирмой "Эйч. Ай. Би», той самой, директор которой Престон Хэскелл являлся хозяином и продавцом нынешней квартиры Бревнова, и получил за поиск квартиры у самого себя 60 тысяч долларов комиссионных: Те­перь этот джентльмен взялся за «оценку пригодности нуждам РАО «ЕЭС» снятого в аренду здания» и «разработку стратегии (!) по макси­мальному (?) использованию сис­тем здания и их оптимизации, а также наиболее эффективному ис­пользованию пространства».
 
Получается как-то странно: сня­ли здание в аренду, платят за него громадные деньги и только после этого оценивают его пригодность для своих нужд. За такую «услугу» фирме должны были заплатить по­сле заключения договора о покупке здания 0,5 млн. долларов. Однако заплатили их значительно раньше, в ноябре прошлого года, и не 500 тысяч, а 588 тысяч долларов. За ка­кую работу получены эти деньги ­неизвестно, так как никаким техни­ческим заданием для проверки «пригодности» здания контракт не сопровождался, а акт приемки ра­бот, видимо, отсутствует.
 
Но если техническое задание все же было,  то компетентные органы, видимо, должны поинтересоваться, на ка­ком основании Бревнов раскрыл "внутренности" стратегически зна­чимого объекта, каковым является будущая штаб-квартира РАО "ЕЭС России»? А вот некая американская фир­ма в новой штаб-квартире разработала проект систе­мы управления российской элект­роэнергетикой. При этом она по­ставляет и монтирует компьютер­ную сеть (!), системы безопасности, пожаротушения и др., всего на сум­му свыше 5 млн. долларов. Цели­ком «начинка» здания, поставку оборудования для которой и его монтаж ведут три американские и одна российская фирмы, обойдется по договорам в сумму около 23 млн. долларов. Причем к декабрю прошлого года им уже заплатили около 60 млрд. рублей.
 
Любопыт­но, что из средств, выделенных на аренду и оснащение штаб-кварти­ры, оплачен и ремонт... квартиры Б. Бревнова, обошедшийся РАО «ЕЭС России» вместе с НДС почти в 1,057 млрд. рублей. А чтобы скрыть часть этих денег от первоочеред­ных платежей - зарплаты и нало­гов - их пропускали через банков­ский счет подразделения компании - Дирекции общих вопросов.
 
Откуда же взялись деньги? В ию­ле прошлого года заключили кон­тракт с Дойче банком на 200 млн. долларов, причем около 1,7 млн. из них в виде комиссионных ушло "посреднику» - банку «Ренессанс­капитал». Обычно подобные сдел­ки совершаются без третьих лиц, но «Ренессанс-капитал» возглавляет небезызвестный Борис Йордан, давний деловой приятель жены Бревнова - Гретчен Уилсон. Однако кредитор выдал не всю сумму, а только 50 млн. долларов на 6 меся­цев под почти 10 процентов годо­вых. Срок возврата уже близок, но свободных денег в РАО нет. Вообще вся история со здани­ем на Б. Якиманке с самого начала кажется довольно странной, сма­хивающей на очередную махина­цию. И вот по каким причинам.
 
Во-первых, бессмысленным и несостоятельным представляется сам переезд аппарата РАО из обжи­того и обустроенного здания.
 
Во-­вторых, удивление вызывает сораз­мерность годовой арендной  платы (20 млн. долларов) с продажной це­ной этого здания.
 
В-третьих, поче­му-то часть финансовых потоков в "черную дыру" скрывается от пер­воочередных платежей в бюджет.
 
В-четвертых, отвлечение средств от важнейших производственных нужд компании приносит громад­ные убытки.
 
В-пятых, вокруг дого­вора о кредите почему-то плотная полоса секретности.
 
В-шестых, кре­дит частично "запущен» в некото­рые АО-энерго, с которых потребо­вали, как отмечалось выше, увели­чить платежи по абонентной плате «живьем», пытаясь таким образом скрыть нецелевое использование кредита.
 
В-седьмых, уже при за­ключении договора о кредите, при­чем в обход совета директоров, бы­ло ясно, что его не возвратят. По­этому, думается, что кредит Дойче банку будет возвращен... переуступкой права на покупку здания, срок оплаты за которое назначен на июль этого года. Что на самом деле кроется за этой сделкой, мо­жет показать только полная реви­зия финансовой деятельности правления РАО, которую всё поче­мy-тo не может назначить совет директоров компании.
 
В результате проводимой Брев­новым кредитно-финансовой поли­тики в отрасли значительно, более чем наполовину, снизились инвести­ции, что повлекло за собой громад­ный хвост негативных последствий. В частности, останавливается стро­ительство энергообъектов и растут «замороженные» капиталы из-за их незавершенности. Годовой план ремонта не выполнен, и многие па­спорта готовности оборудования к зиме - липовые.
 
Людей, идущих на очковтирательство, можно, не оп­равдывая, понять. Бартер во мно­гом загубили, денег нет, и потому покрашенный агрегат вынужденно выдается за отремонтированный, так как за невыполнение ремонт­ных работ лишают премии и зар­платы. А ведь ее и так не выдают месяцами. Тем самым новый на­чальник РАО «ЕЭС России» приум­ножает вокруг себя среду безнрав­ственности и безответственности, чреватую увеличением рисков ава­рий оборудования и в сетях. И ава­рии в декабрьские морозы не заставили себя ждать. В итоге, из-за снижения надежности энергоснаб­жения возросла угроза техноген­ных катастроф.
 
Разрушение значительной части товарно-вексельных  платежей в электроэнергетике привело также к уменьшению  ее налогооблагаемой базы. По некоторым оценкам, из-за это­го бюджету нанесен ущеб примерно в 10 трлн. рублей. Следует отметить, что, сорвав описанным выше образом век­сельные платежи и заставив владельцев «энергетических» векселей продавать их за бесценок на вторичном рынке, Бревнов позволил часть активов компании «перекачать» в карманы спекулянтов. А сей­час он носится с идеей размещения за рубежом облигаций сроком на 5 лет также под за­лог акций из госпакета. Одна­ко в электроэнергетике вложе­ния окупаются за гораздо большее время  –  7-10 лет. Поэтому велика вероятность, что эти заложенные ак­ции останутся за рубежом.
 
К слову, подобный опыт «пере­распределения» собственнос­ти уже апробирован в Нижего­родской области. Под ее акти­вы при Борисе Немцове были размещены еврооблигации, и заемные деньги в сумме около 100 млн. долларов поступили в начале прошлого го­да в «Нижегородский банкирский дом», возглавлявший­ся тогда героем нашего повествования. Деньги эти предназнача­лись для вполне определен­ных программ, в том числе  для Балахнинского бумажного комбината АО «Волга», значи­тельным пакетом акций которого владела мадам Уилсон, супруга Бревнова. Комбинат под ее управлением почти ра­зорился. Но новый губернатор Нижегородской области разру­шил многие прежние планы и использует деньги на других объектах. Как утверждают све­дущие люди, из-за этого у него  возникли серьезные трения с  Немцовым и Бревновым.
 
Говорят, сделки с еврообли­гациями подсказали американские советники. После переезда Бревнова в Москву их число вокруг него значительно возросло.
 
Подпольный обком действует
 
Свято место пусто не бывает, поэтому прежнюю роль ЦК КПСС,  как директивного ареопага в нашей стране, с выдачей нам кредита в 10,2 млрд. долларов взял на себя Международный валютный фонд.
Усло­вием получения кредитных порций является обязательное  для нас выполнение разрабо­танной не без подсказок США  «трехлетки» по окончательному развалу российской эконо­мики, в том числе за счет «реформирова­ния», а попросту говоря, разва­ла отечественной электроэнер­гетики (подробно см. «Троянекий конь для  России»). И то, что в это время во главе единой энергосисте­мы – ЕЭС оказался непрофесси­онал, представляется далеко  не случайным.
 
Успехи Б. Бревнова на по­прище разрушения ЕЭС, со­зданной несколькими поколе­ниями отечественных специалистов, во многом стали возможными благодаря «помощи» группы американских фирм. Они тщательно скрывают свое партнерство с РАО «ЕЭС России», а также свою деятель­ность, и получили доступ к закрытой информации стратегического значения в области электроэнергетики.
 
Первой в РАО «ЕЭС России», причем одновременно с появ­лением в Москве самого Бревнова, обосновалась не­кая (так она себя называет)  группа реализации реформ в электроэнергетическом секто­ре численностью около 20 че­ловек. Группа состоит в основном из молодых американских граждан, непонятно что умею­щих делать. Каков статус этой группы, кто разрешил ее при­сутствие в здании Минтопэ­нерго, почему она содержится за счет РАО «ЕЭС России», кто ее уполномочил на «рефор­мы», и еще на множество иных вопросов окружение но­вого начальника российской электроэнергетики не дает от­ветов.
 
Работа группы строго засе­кречена, она подчиняется только Бревнову. Говорят, что группу он сам и создал по совету Всемирного банка, ко­торый на ее содержание вы­дал годовой кредит в размере 5,4 млн. долларов. Как тратят­ся эти деньги - тайна за се­мью печатями. Готов уже и проект «реформирования» российской электроэнергети­ки. Его по заказу Бревнова, причем без технического зада­ния - им являются условия «трехлетки» МВФ по развалу нашей экономики - за два (!) месяца буквально состряпали «специалисты» из американ­ской «Бэйн компани», деятель­ность которой по официаль­ной договоренности также за­секречена. В этом, не подле­жащем огласке проекте стои­мостью в 4,5 млн. долларов, состоящем в основном из деклараций и призывов, использована конфиденциальная ин­формация из отчета ЦДУ за 1996 г., имеющего гриф «Для служебного пользования».
 
Упомянутый, с позволения сказать, проект не содержит никаких технико-экономичес­ких обоснований «реформ», основанных на разделе единой энергосистемы на отдельные части, что чревато серьезными осложнениями в энергоснаб­жении страны. Дело в том, что благодаря параллельной рабо­те всех отечественных электро­станций у нас образован еди­ный распределенный, синхрон­но работающий источник элек­троэнергии, от которого пооче­редно питаются почти все ре­гионы страны по мере того, как они последовательно просыпа­ются и засыпают. При этом эле­ктроэнергия периодически пе­peтeкаeт с запада на восток и обратно.
 
Образно ЕЭС можно срав­нить с длинным-длинным, на всю страну, бассейном, куда из многих источников вливается вода и по трубам из него пере­текает в различные регионы. Причем трубы - с задвижка­ми, которые закрываются и от­крываются в зависимости от требуемого потребления на местах. Такая система позволя­ет минимизировать суммар­ную мощность электростанций и среднюю стоимость электро­энергии в системе за счет рав­номерной загрузки станций, организации необходимых пе­ретоков энергии по кратчайшим путям, чтобы снизить ее потери, использования менее рентабельных станций только при полной загрузке более рентабельных в то время, когда нагрузка на систему возрастает, т. е. тем самым экономится расход топлива.
 
Экономически разумный эф­фект использования электро­станций достигается обычно в системе. Поэтому их передача в регионы или, как предлагают американские советники Брев­нова, их отделение от РАО «ЕЭС России» для самостоя­тельного плавания якобы с це­лью конкуренции между собой, чревато значительным увели­чением затрат на электроснаб­жение потребителей. Образно говоря, предлагается упомяну­тый общий бассейн разделить перегородками, причем далеко не каждый его отсек будет иметь собственный источник воды.
 
Это вызовет развал ны­нешней оптимальной схемы перетоков электроэнергии, ко­торую непрерывно и динамич­но поддерживают в ЦДУ, при­ведет к нерациональному рас­ходу электроэнергии по стране в целом и заставит наращивать генерирующие мощности в ре­гионах, на что нет средств. Следует заметить, что дости­жение коллективного эффекта экономии в системе позволяет за счет установления соответ­ствующих средних отпускных тарифов на электроэнергию снижать ее стоимость для стан­ций, потребляющих более до­рогое топливо. Вместе с тем единая система позволяет кон­центрировать финансовые ре­сурсы в «узких местах», уст­ранение которых направлено на рост все той же экономичес­кой эффективности: получать более дешевую электроэнер­гию в системе в целом, удовле­творяя всех, кто в ней нуждает­ся. А минимизируя стоимость электроэнергии, энергетики обеспечивают снижение цен на различную продукцию.
 
При навязываемой невозможной конкурен­ции электростанций система бу­дет разбита на обособленные части, а все станции должны быть выведены на оптовый ры­нок. Но многие городские ТЭЦ не имеют на него выхода: они создавались для обеспечения потребителей в первую очередь горячей водой и теплом.
А что станется при развале ЕЭС с ядерной энергетикой? Ведь ее безопасность гаранти­руется всей совокупностью электростанций единой систе­мы. При аварийном выводе атомных станций их мощность должна немедленно замещать­ся другими станциями, что и обеспечивается возможностью координируемых перетоков. То есть ЕЭС играет роль тормоза при выводе из рабочего режи­ма атомных электростанций.
 
Никто сегодня не назвал ка­кого-нибудь порока единой энергосистемы. И в проекте «Бэйн компани» нет никаких доказательств, что отделенные от ЕЭС и конкурирующие меж­ду собой электростанции обес­печат значительно больший суммарный экономический эф­фект, а надежность энерго­снабжения при этом возрастет. На самом же деле надежность снизится, так как каждый про­изводитель электроэнергии станет тянуть одеяло на себя и потому нарушится нынешняя координация перетоков. К тому же дешевой электроэнергии на всех не хватит, и при конкурен­ции она подорожает. Любопыт­но, что параллельно с «Бэйн компани», по программам ко­торой были успешно развале­ны энергосистемы Украины и Казахстана, подобный же про­ект раздела ЕЭС, причем бес­платно, разработан и в Мин­экономики. Это неудивительно, так как Минэкономики давно выступает в роли адепта МВФ, добиваясь претворения в жизнь директив нового «ЦК КПСС».
 
Но самое удивительное, что где-то похоронена программа комплексного обновления и развития российской электро­энергетики до 2010 года, при­чем как единой системы. Ее в 1995 г. разработала российско­американская группа комиссии  «Гор - Черномырдин». Можно предположить, что с подписа­нием с МВФ соглашения о кре­дите и выполнении  трехлетки «реформирования» экономики России, предусматривающего развал единой энергосистемы, чреватый для страны энергети­ческой блокадой, о проекте ко­миссии  «Гор - Черномырдин» потребовалось забыть. В об­мен на получение кредита МВФ.
 
Таким образом несколь­ко «специалистов» типа Бревнова диктуют стране ее будущее.
Помимо упомянутых выше «группы реализации» и «Бэйн компани», в РАО «ЕЭС России» глубоко проникла еще одна за­конспирированная американ­ская фирма - «Артур Андер­сен». Генеральный директор фирмы Ханс Хорн официально договорился с Б. Бревновым, что о сотрудничестве с ней в РАО «ЕЭС России» не будут упоминать ни устно, ни пись­менно. И, видимо, существуют весьма веские основания для конспирации, как деятельности этой фирмы, так и результатов этой деятельности. Фирма подписала с Бревновым не­сколько контрактов по оказа­нию весьма общих и туманно сформулированных консультативных услуг: «помочь в со­здании усовершенствованных финансовых и бухгалтерских систем в рамках общих (?) уси­лий по реструктуризации ком­пании».
 
Такая путаница и под­мена понятий (бухгалтерия ­- это система средств для осу­ществления финансовых опе­раций) в какой-то мере свиде­тельствуют о качестве консуль­тантов, которым определены контрактом десять заданий. Среди этих заданий есть и весьма серьезные, требующие для выполнения много време­ни. Во всяком случае, гораздо больше двух месяцев, отве­денных на это. Для такой работы «Артур Андерсен» коман­дировал в РАО «ЕЭС России» двух своих сотрудников, при­чем одного из них, Михаила Кислякова, Бревнов назна­чил… своим заместителем.
 
Это прямое нарушение трудового законодательства, так как по­сланец «Андерсена» не явля­ется работником РАО «ЕЭС России». Специалисты РАО за­трудняются сказать, чем зани­мались заезжие консультанты, но за их  «работу» РАО «ЕЭС России» перечислило «Андер­сену» с июня по ноябрь про­шлого года громадную сумму - почти 1,1 млн. долларов. Что получило от этого РАО ­также тайна за семью печатя­ми. «Андерсен» по контракту несет весьма ограниченную ответственность за результаты работы своих «консультантов», так как они подчиняются непо­средственно Бревнову.
 
По­этому «подчиненный» ему Кис­ляков также игнорирует совет директоров компании и вопре­ки уставу незаконно, причем не будучи работником РАО «ЕЭС России», подписывает протокол о передаче трех элек­тростанций компании в аренду одному из региональных АО-энерго с правом их выкупа. В РАО «трудится» еще один консультант, Владимир Сидо­рович, сотрудник Европейско­го банка реконструкции и раз­вития, и тоже, надо полагать, не из альтруизма этой международной организации. Сидо­рович все время почему-то ез­дит и звонит (за счет РАО) в Лондон, хотя, как известно, никаких дел там у РАО «ЕЭС России» нет. По нашим сведениям упомянутые варяги в компании путного почти ниче­го не делают. И, видимо, это сущая правда, если судить по успехам компании в прошед­шем году.
 
РАО «ЕЭС России» навязыва­ются и иные услуги зарубеж­ных фирм. До появления Бревнова в Москве ежегод­ную проверку хозяйственно­-финансовой деятельности ком­пании проводили отечествен­ные ревизоры и брали за это по-божески: несколько десят­ков миллионов рублей. А в про­шлом году Борис Немцов, тогдашний главный ответствен­ный от государства в РАО «ЕЭС России», вопреки закону такую проверку заставил заказать американской аудиторской фирме «Прейз ватерхауз». С этой фирмой тесно связана супруга Бревнова г-жа Гретчен Уилсон, большая приятельница Бориса Немцова. По отзывам специалистов РАО, аудитор­ский отчет американцев содер­жит лишь самые общие поло­жения хозяйственно-финансо­вой деятельности компании, полон общих рассуждений и фактически документом по проверке не является. Тем не менее «Прейз ватерхауз» полу­чил за такой аудит 7 млн. дол­ларов. Причем результаты про­верки не были представлены совету директоров компании.
 
Бревнов заставляет при­влекать зарубежные аудитор­ские фирмы и для ревизий ре­гиональных АО-энерго также на невыгодных для энергоком­паний условиях. А непослуш­ных, не желающих заключать контракты генеральных дирек­торов представители аудитор­ских инофирм по-хозяйски от­сылают «на ковер» к Бревнову. Тем самым он незаконно вме­шивается в хозяйственную дея­тельность АО-энерго, указывая им даже размер оплаты навя­зываемого аудита.
 
Аудиторы-иностранцы полу­чают широкий доступ к конфиденциальной, возможно даже закрытой по государственным нормам информации. Несет ли за это ответственность кто-либо в РАО «ЕЭС России»?
 
«Мировой лидер завтрашнего дня»
 
Несколько дней тому назад в Давосе, во время проходивше­го там Всемирного экономиче­ского форума, кто-то (кто - не­известно) присвоил Борису Бревнову титул «мировой ли­дер завтрашнего дня» как «са­мому удачливому молодому бизнесмену года». В связи с «мировым лидерст­вом» невольно вспомнился «лучший в мире министр фи­нансов года» Анатолий Чубайс и его отстранение от этой должности.
 
В случае с Бревновым все произошло в обратном порядке: сначала ­увольнение, потом – «миро­вой лидер». А то, что Бревнов «самый удачливый молодой бизнесмен года», думается,­ это сущая правда. Кто еще из молодых «на халяву» в одиночку летал на «Ил-62» в США спецрейсом за домочадцами и собакой? Кто из молодых бизнесменов хапал по 22 тысячи  долларов ежемесячно в виде официального оклада с добав­ками? А кому еще компания подарила шестикомнатную квар­тиру стоимостью 490 тысяч долларов?
 
У Бревнова длинный список «удач». И в этой короне есть два самых крупных бриллианта. Помимо превращения РАО «ЕЭС России» в свою кормушку, другой, пожалуй, крупнейшей его «удачей» явилось формиро­вание уставного капитала «Ни­жегородского банкирского до­ма» (НБД), управляющим коего он пребывал до переезда в Москву. История происхожде­ния этого капитала весьма тем­ная, о ней несколько раз писа­ли, но наиболее подробно описана она в статье «Песня о друге», опубликованной в журнале "Профиль» 8 сентября прошло­го года.
 
В статье говорится, что в марте 1992 г. по просьбе тог­дашнего нижегородского губер­натора Б.Немцова правительст­во РФ в лице Гайдара разре­шило создать в области внебю­джетный фонд конверсии, куда оборонные предприятия долж­ны были перечислять половину налогов, выплачиваемых ими в федеральный бюджет. Спустя месяц на базе этого фонда со­здали акционерный коммерческий банк НБД, председателем правления которого избрали нынешнего «мирового лидера завтрашнего дня». А вскоре губернатор (!) области, то бишь Борис Немцов, принимает ре­шение передать деньги фонда в уставный капитал НБД, а предприятия, переводившие в фонд деньги, превратились в соучредителей этого банка. Но деньги-то в фонде были бюд­жетными. А по закону «О бан­ках и банковской деятельности» взносы учредителей в уставный капитал должны делаться только за счет собственных средств.
 
Дальше - больше. По инфор­мации «Профиля», Немцов в июне 1992 г. приказал вообще закрыть счет фонда конверсии, и бюджетные деньги оборонные предприятия области стали переводить прямо в НБД, т. е. коммерческому учреждению. Перекачав в НБД значительные· суммы бюджетных средств, фонд конверсии спустя некото­рое время закрыли. За «ненадобностью». Видимо, продолжать накопления таким путем стало небезопасно.
 
О том, сколько бюджетных денег перекачано в НБД, можно судить по уставному фонду этого банка. На 1 декабря прошлого года в нем был 21 млрд. рублей. А весь капитал банка к этому времени благодаря «помощи» государства достиг почти 86 млрд. рублей. Сколько из них досталось Бревнову - неиз­вестно. Можно лишь выразить удивление по поводу того, что компетентные органы до сих пор не заинтересовались зтой историей и другими делами НБД, описанными в упомянутой статье из «Профиля».
 
Таким образом, характерис­тика «самый удачливый молодой бизнесмен года», которой отметили Бревнова в Давосе, весьма справедлива, так как полностью совпадает с критери­ями удачливости самого Бревнова. А вот что касается присвоения ему титула «мирового лидера завтрашнего дня», то оста­ется только пожалеть инициаторов этой, надо полагать, заказной, акции. Их, а это, ви­димо, члены какого-то жюри, ­постигла неудача в подборе кандидатуры, так как критерии жюри в оценках «лидер» не сов­пали с критериями совета директоров РАО «ЕЭС России», вы­разившего недоверие Бревнову, и отстранившего его от должности.
 
Тем не менее, несмотря на «ошибку», хотелось бы думать, что члены жюри в Давосе, как и многие у нас в стране, убеждены в том, что лидер завтрашнего дня, впрочем, как и дня сегодняшнего, должен быть большим профессионалом в своем деле и глубоко порядочным человеком. Иначе придется предположить, что кое-кому, и не только в России, очень хочет­ся, чтобы Борис Бревнов, чьи злоупотребления своим служебным положением подтвердила Счетная палата (сейчас его «удачи» проверяет Генеральная прокуратура РФ), продолжал и дальше разрушать российскую электроэнергетику.
 
реформа электроэнергетики, Борис Немцов


Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100