Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум


Книга "В трясине псевдорыночных реформ...
Хроники развала экономики России и возможности выхода из кризиса"

Моисей Гельман


"Мыльная опера" на сцене РАО "ЕЭС России"


                                                                           «Правда-5», июль 1997 г.
Недавно в РАО "ЕЭС России" состоялось торжественное заседание по случаю презентации нового, получившего название "пилотного", проекта, направленного, как утверждалось его инициаторами, «на совершенствование финансовых отношений в электроэнергетике, решение проблем неплатежей и снижение объемов бартерного обмена». Однако если отбросить словесную позолоту, то на поверку, думается, уже к  осени все обернется очередной мыльной оперой. Она окажется подобной тем, в которых с высоких амвонов соло и хором поется о якобы наступившей экономической стабилизации (хотя это стабилизация лежащего на дне пропасти), укреплении рубля и прочих "успехах" рыночных реформ в преддверии ожидаемого вот уже несколько лет иллюзорного экономического чуда. А суть намерений "пилотов" проекта состоит в следующем.
 
Как известно, из-за искусственно созданного дефицита денежного обращения неплатежи в стране достигли астрономических размеров (на начало апреля 1997 г. их сумма возросла до 1205,7 трлн. рублей) и примерно 40 процентов продукции отпускается в долг. Предприятия в значительной мере перешли на натуральный обмен, доля которого достигла половины объема производимой продукции. "Живые" деньги получают в основном лишь экспортеры продукции (за кордоном их напечатано достаточно), а внутри страны в товарообороте денежные платежи составляют всего 5-10 процентов. Поэтому электроэнергетика и прочие отрасли топливно-энергетического комплекса превратились в перманентных кредиторов всей отечественной экономики. На начало апреля суммарная дебиторская задолженность предприятий электроэнергетики возросла до 132 трлн. рублей, а кредиторская - до 127 трлн. рублей.
 
Разрыв между ними непрерывно сокращается, что свидетельствует об увеличении затратности отрасли и снижении ее рентабельности. Основные причины - старение технологического оборудования, которое не обновляется в должной мере из-за отсутствия средств, а также неполная загрузка электростанций из-за снижения энергопотребления и дефицита топлива (тоже из-за отсутствия средств), вследствие чего и в том, и в другом случае возрастают удельные затраты на производство электроэнергии.
 
Инициаторы пилотного проекта решили, что если предприятия смогут покупать электроэнергию по более низкой цене в сравнении с той, по которой она продается им сегодня региональными компаниями АО-энерго, но при условии ее авансовой предоплаты "живыми" деньгами, то тогда якобы уменьшатся неплатежи и натуральный товарообмен. Об этом промышленным потребителям предложено договариваться самим непосредственно с электростанциями, работающими на так называемом оптовом рынке электроэнергии. Спрашивается, много ли найдется желающих проавансировать, хотя и по более низкой цене, покупку электроэнергии? И возрастут ли при этом денежные платежи?
 
Как отмечалось, "живыми" деньгами оплачивается всего лишь 5-10 процентов производимой продукции. И электроэнергия - не исключение. Однако этому есть простое объяснение. Дело в том, что денежная масса в стране составляет всего 13 процентов от ВВП, в котором доля товарной продукции равна примерно 40 процентам. При этом деньги поделены на две неравные части. Одна, большая, используется для спекуляций на кредитном, валютном и фондовом (ценных бумаг) рынках и прокручивается достаточно интенсивно: чем быстрее, тем больше навара. Другая, значительно меньшая часть, оборачивается в производственной сфере, причем в зависимости от продолжительности изготовления той или иной продукции, за год в среднем не более 1-2 раз.
 
В прошлом (1996 г.) году доля денежных средств на счетах предприятий производственного сектора, по официальным сведениям, составила в совокупности всего 22 процента от денежной массы, или почти 64 трлн. рублей. А выпустили они промышленной продукции благодаря бартеру, заменившим деньги, на 1274 трлн. рублей. И так как средств у предприятий оказалось всего 5 процентов от произведенной ими продукции, то они и оплатили друг другу "живыми" деньгами в среднем (без учета обращения) столько же. Кто-то чуть больше, кто-то чуть меньше.
 
Таким образом, намерения инициаторов пилотного проекта сократить неплатежи в отдельно взятой отрасли за счет уменьшения продажной цены электроэнергии, но с предварительной оплатой, просто несостоятельны из-за всеобщего безденежья покупателей и существующего барьера денежной массы. Проблема эта макроэкономическая, и решать ее надо соответственно мерами, направленными на лечение экономики и вывод ее из денежного голодания.
 
Съесть же предложенный пряник смогут гораздо меньше потребителей электроэнергии, чем платящих сегодня за нее деньги "живьем". Ведь для авансовой предоплаты необходимо располагать свободными финансовыми средствами. А откуда им взяться в больших количествах для реализации фантазий авторов пилотного проекта? И доказательство тому прозвучало на самом торжественном запуске этого проекта, который председатель правления РАО "ЕЭС России" Борис Бревнов охарактеризовал как "один из первых шагов в реформировании энергетического сектора России, получивших одобрение правительства". Дело в том, что вновь созданный так называемый Независимый финансовый оператор оптового рынка, попросту посредник, смог заключить контрактов, причем краткосрочных, на поставку более дешевой электроэнергии по прямым договорам с предварительной оплатой всего лишь... на 17 млрд. рублей.
 
К осени руководитель проекта пообещал довести сумму контрактов до 200 млрд. рублей. Много это или мало - можно судить по производству электроэнергии на полигоне для "первого шага реформирования" - в Объединенной энергосистеме центральных областей России. За год в ней вырабатывается до 120 млрд. кВт.ч, что при нынешнем в центре страны среднем тарифе примерно в 300 рублей за 1 кВт.ч составляет сумму в 36 трлн. рублей. Таким образом, эффект пилотного проекта оказывается почти нулевым: на сегодня контракты составили менее сотой доли процента от годового объема производства "полигона", а к осени, если сбудутся обещания, они не дотянут даже до одного процента.
 
Следует подчеркнуть, что доля зарплаты в цене электроэнергии составляет в среднем 7 процентов. Таким образом, в результате "первого шага реформирования электроэнергетики" размеры неплатежей вряд ли уменьшатся, но зато в РАО "ЕЭС России" узнают, у кого из их клиентов водятся свободные деньги. Вполне возможно, что "теневыми" организаторами такого исследовательского проекта выступили Госналогслужба и налоговая полиция. В противном случае трудно поверить в разумность подобных действий.
 
К сожалению, ничем не аргументированная эйфория "одобрямс" специально, в духе прежних лет, отобранных выступавших на торжественном запуске пилотного проекта затмила принципиальную несостоятельность намерений реформаторов келейно решить сложную макроэкономическую проблему - нормализовать в стране платежный оборот. Ведь электроэнергетика является составной частью огромной кооперационной производственной системы. Поэтому попытки фрагментарно и случайно изменить финансовые и ценовые отношения ее отдельных предприятий с окружающей средой ­некоторыми поставщиками ресурсов и потребителями электроэнергии подобны намерениям ускорить или замедлить движение только одного вагона в мчащемся поезде.
 
Но, может быть, игнорируя макроэкономические глубины, "пилоты" нового проекта имели в виду иные условия для "совершенствования финансовых отношений в электроэнергетике"? Расчет, как ими объяснялось, на то, что "живые" деньги из-за их дефицитности котируются значительно дороже условных бартерных и векселей. А потому, мол, продав киловатт-час дешевле себестоимости, и получив авансом деньги, можно, к примеру, мазут для тепловой станции тоже якобы купить дешевле и тем избежать убытка. Именно так с отчаяния - зарплату нечем платить - собирается поступить директор одной из крупнейших в стране Костромской ГРЭС. При себестоимости электроэнергии 154 рубля за 1 кВт.ч, он готов ее продавать по 100 рублей. Но, увы. Вряд ли ему это окажется выгодно.
 
Дело в том, что в 1994 г. Президент РФ одним из своих указов предписал при продаже продукции по цене себестоимости или ниже ее взимать налоги, исходя из рыночной цены такой продукции. То есть рынок рынком, а налог с прибыли казне получить надо. Ведь реализованный по себестоимости товар становится бесприбыльным. Поэтому если те же нефтепереработчики не проникнутся важностью намерений руководства РАО "ЕЭС России" и из альтруистических побуждений не продадут с убытком для себя мазут Костромской ГРЭС (топливо составляет примерно половину затрат на производство электроэнергии), то с электростанции взыщут налоги с учетом рыночной цены электроэнергии. А если мазут все же будет продан по цене себестоимости или ниже ее, то подобным образом фактически оштрафуют нефтеперерабатывающий завод. Ведь нет же гарантий, что ему нефть также продадут дешево. Но и это не все. Не успеют авансовые деньги поступить на счета ГРЭС и завода-поставщика мазута, как их изымут в счет долгов бюджетам. Таковы правила.
 
Говорили выступавшие на презентации проекта и о газе. Мол, согласно недавнему президентскому указу газ для производства электроэнергии можно покупать теперь на 40 процентов дешевле. Но то ли они не читали сам указ, то ли лукавили, умалчивая о том, что такая "халява" возможна лишь с предоплатой, по цене не ниже ее себестоимости, и с возвратом до конца года всех долгов "Газпрому". А именно тепловые электростанции ­самые крупные его должники - и сидят без денег. Так что указ написан по мотивам известной басни Крылова "Лиса и журавль", герои которой угощали друг друга из непригодной для гостя посуды. Впрочем, эти мотивы звучат и в самой мыльной опере  "Об одном из первых шагов реформирования электроэнергетики России".
 
Чтобы оперная сказка стала былью, необходимо учесть интересы всех участников той или иной кооперационной цепочки. Если речь идет, к примеру, о мазуте для ГРЭС, то, чтобы его продали станции дешевле, необходимо снизить цену и на сырье для его производства - нефть. Как известно, уменьшить цену продукции можно либо за счет потери части прибыли, либо за счет снижения ее себестоимости. Сегодня большинство российских нефтяных компаний убыточны, и вряд ли они захотят усугублять свое плохое финансовое положение. А для снижения себестоимости добычи нефти необходимы средства и время.
 
Правда, есть еще одна возможность - снизить акциз на нефть. Но на это не пойдет правительство, хотя в цене нефти налоги сегодня составляют до 70 процентов, что соответственно сказывается на всей цепочке затрат (а это не только топливо) и ценообразования при производстве электроэнергии. Таким образом, чтобы изменить движение мчащегося поезда экономики, необходимо спланированное и сбалансированное воздействие на весь состав в целом, а не на какой-то отдельный вагон. Если пытаться затормозить только один вагон, он инерционными силами будет разорван на части и произойдет авария. Новый пилотный проект как раз и подталкивает к такому локальному торможению цен и неплатежей.
 
И, наконец, еще об одном проигнорированном барьере на пути первого шага "реформирования электроэнергетики России". Как известно, промышленные предприятия оплачивают за счет установленных для них высоких тарифов часть электроэнергии, потребляемой жилищной сферой, сельским хозяйством и некоторыми другими "льготниками". Если какой-то крупный донор вырвется из под оков соответствующей АО-­энерго и уйдет на оптовый рынок электроэнергии (это имеет смысл в основном лишь при непосредственном подключении потребителя к шинам оптового рынка напряжением 220 кВ), то выплату его нынешних "собесовских" дотаций распределят среди оставшихся потребителей компании: повысят им тарифы (см. подробнее  "Грядут баталии регионов с центром. Как их избежать?"). То есть вопреки замыслам авторов пилотного проекта и в этом случае также все произойдет наоборот.
 
Сюжет новой "мыльной оперы", почему-то сейчас востребованной для постановки в РАО "ЕЭС России", родился давно в недрах Минэкономики. И бывший его глава, ныне министр без портфеля Евгений Ясин, автор и соавтор множества сказок о рыночных реформах, с пафосом и сердечно благодарил на презентации проекта Бориса Немцова за содействие в его осуществлении. Такой революции в электроэнергетике, по его словам, до недавнего времени всячески препятствовали многие, в том числе и прежний руководитель Минтопэнерго. Остается добавить, что делали они это, видимо, из-за своей некомпетентности в вопросах развала экономики страны.


Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100